Скифское наследие не сделало богатой Запорожскую область из-за государственного безразличия  - главная фотография

Скифское наследие не сделало богатой Запорожскую область из-за государственного безразличия

”Вся Власть” побывала на археологических раскопках, которые проводятся в нашем регионе уже 30 лет

logo

Всего в 150 км от Запорожья находится крупнейший в Европе скифский могильник. Территория впечатляет - причем как размерами, так и тем, что таится под землей. Впрочем, уникальный (не только по национальным меркам) объект последние четверть века обделен вниманием со стороны государства. Если так будет продолжаться и далее, то есть большой риск того, что часть истории уйдет под воду, а вторую часть уничтожат люди.

С момента строительства Каховского водохранилища вода «съела» почти полкилометра берега - курганного комплекса Мамай-горы. «Вся Власть» побывала в Большой Знаменке и пообщалась с археологами, которые тридцать лет подряд проводят тут исследования.

Геннадий Тощев и Светлана Андрух рассказали о том, что такое «археологический оргазм», сколько студентов прошли тут свою школу жизни, а также мы узнали одну из страниц прошлого некоторых известных запорожских политиков и журналистов. Также говорили о государственной «жадности» и неуемных аппетитах Каховского водохранилища.

Собственная жилплощадь и
никакого конфликта интересов

Сегодня Светлану Андрух и Геннадия Тощева называют известными запорожскими археологами, но в далеких 80-х гг. они работали в Одессе и, если бы не случайность, могли бы никогда не попасть в Запорожье.

- Мы работали тогда в одесском филиале Академии наук. Мы не занимались преподавательской деятельностью, мы жили в «полях». В то время в Запорожье появился ЗНУ, и руководство захотело открыть археологическую лабораторию на историческом факультете, - вспоминает Геннадий Николаевич.

- Мы имели право на проведение полноценных раскопок, а это для университета возможность получения дополнительного заработка, - дополняет супруга Светлана Ивановна.

Геннадий Тощев говорит, что тогда Андрух работала корректором в университете Высшей школы и вышла на перекур.

- Вышла в сторонку, чтобы не мешать никому, и тут появился мужчина – Федор Турченко. Они разговорились. Он сказал, что запорожскому университету нужны археологи. Через неделю нам позвонили и пригласили на собеседование. Мы приехали. Честно говоря, нам тогда Вячеслав Александрович Толок пообещал квартиру, как молодым специалистам. Мы согласились, нельзя же всюду скитаться. Так и оказались в Запорожье, - говорит Тощев.

В 1986 году во время рабочей поездки в Киев Геннадию Николаевичу предложили взяться за исследование Мамай-горы. На то время проблем с государственным финансированием не было, и супружеская пара археологов Андрух-Тощев приняли предложение.

- Археологической практики у нас намного больше, но именно на Мамай-горе мы работаем 30 лет. Изначально стоял вопрос о «снятии» (изучении – прим.ред) 10 рельефных курганчиков и нескольких больших курганов. В первый год мы «сняли», как и планировалось, маленькие курганчики, но потом оказалось, что все поле усеяно курганами. Была произведена аэросъемка, мы также знали, что в 1946 году профессор Московского госуниверситета проводил тут разведку и составил первый топографический план этой территории. Он отметил рельефные курганы, но то, что мы проработали, говорило о том, что тут значительно больше погребений. Когда построили Каховское водохранилище, территория курганного комплекса начала сползать под воду. С момента строительства водохранилища обрушилось более 400 метров берега. Возникла угроза обрушения всего памятника. Когда мы приехали сюда, то увидели, что со скалы торчат кости – это было погребение, которое в любой момент могло обрушиться в воду. Мы стали снимать каждый сантиметр поля, и на сегодня мы имеем 320 объектов, - рассказывает Светлана Андрух и добавляет, что в общей сложности тут насчитывается более 780 погребений различного времени. Сам могильник начал свое существование с эпохи неолита, а последнее захоронение датируется 15-м веком.

В семье археологов, несмотря на то, что они вместе работают на объекте, нет и не может быть конфликта интересов.

- Светлана Ивановна занимается скифами, ей интересны, в первую очередь, скифы. Андрей Геннадьевич (сын – прим. ред. ) – ногайцами, я – эпохой неолита и бронзы, - объясняет Тощев.

Сезон 30-й - последний? 
Когда денег на технику нет - землю рубят топорами

В этом году исполняется ровно тридцать лет с того дня, когда стартовали первые археологические исследования на Мамай-горе. За это время школу жизни тут прошли более чем 1500 студентов из Запорожья, Мелитополя, Энергодара, Одессы.

- В этом году мы работаем на Мамай-горе в западном секторе. Мамай-гора - это маленькая школа жизни для студентов. Сегодня прибыла смена «бледнолицых» братьев, которых встречают «краснокожие» - забронзовелые, немного заматеревшие студенты, которые были тут 21 день (журналисты «Всей Власти» приехали на курган как раз в день пересменки – прим. ред). Они научатся готовить на костре, общаться друг с другом, работать топором. Они живут тут по принципу: одна лопата - одна ложка, - говорит Тощев.

За 30 лет эту школу жизни прошли многие ныне известные не только историки, но и политики, журналисты. К примеру, в 1987 году в Черниговском районе разведку проходил Владимир Кальцев (депутат Запорожского городского совета). Еще одним вчерашним студентом Тощева-Андрух был журналист Денис Розенков.

Впрочем, очень много и тех, кто остался верен науке и продолжил заниматься исследованиями. К примеру, Михаил Васильевич Ельников – автор многих научных статей и книг.

Более пяти лет из тридцати Светлана Андрух и Геннадий Тощев прожили на Мамай-горе. Они посчитали все экспедиции - все дни, проведенные под палящим беспощадным солнцем в полях Большой Знаменки.

Государство «баловало» финансированием археологические экспедиции только первые семь-восемь лет. Остальные 23 года все держалось на голом энтузиазме археологов.

- Мы не успеем вручную отработать весь комплекс. Он останется недоисследованным. Нас не станет. Может быть, это последний год нашей работы. Для того, чтобы тут работать, нужно финансирование и нужны большие экспедиции, - говорит Светлана Ивановна и добавляет. - Последний раз государственное финансирование мы получали в 1994 году. Это был последний год, когда мы работали с техникой.

Туризм? Нет, не слышали

Ирония судьбы или безразличие власть имущих – не столь важно. Главное, что второй в масштабах Украины памятник 15 века и крупнейший в Евразийском пространстве скифский могильник оказался не нужен государству.

- Сегодня позволить себе заниматься археологией могут только богатые страны и только там она может развиваться. В нашей стране, к сожалению, археология, если раньше хотя бы обслуживала мелиоративную отрасль, стройки, то в последние годы и вовсе оказалась никому не нужной. Многие люди, которые относятся к так называемой верхушке, строят свои виллы и ранчо на уникальных археологических объектах, городищах, поселениях, - говорит Геннадий Тощев.

В качестве примера он приводит Межигорье. Резиденция экс-президента построена на археологическим памятнике.

- Там казацкий монастырь, казацкий госпиталь и библиотека, но никаких работ вести не могли - никого не пускали, - говорит археолог.

Археология в Украине держится исключительно на голом энтузиазме. В редких случаях – газопровод строится – есть государственное финансирование или в частном порядке выделяются деньги на исследование. Только в этом районе из севооборота выведены 26 га земли. Учитывая, что все памятники археологии находятся под охраной государства, то частные фермеры для того, чтобы точно знать, можно или нет засевать земли, выделяют деньги на технику и оплачивают работу археологам. В большинстве своем раскопки ведутся за счет археологических практик студентов.

Если за границей подобные объекты могли стать туристическими маршрутами, то в Украине, в частности в Запорожской области, туристам добраться до кургана будет крайне сложно. Причина – отсутствие дорог. Их либо «убила» большегрузная техника, либо дорог не было и вовсе, а тропы заросли травой.

Археологический оргазм

Когда мы спросили у Андрух и Тощева, что чувствует археолог, когда удается откопать в недрах земли то, что было скрыто тысячелетиями, то они ответили почти в один голос:

- Ой, ну это можно сравнить с пиком сексуального наслаждения – это археологический оргазм!

По словам Светланы Андрух, большинство людей уверены, что львиная часть археологических находок – золото. Во время нашего визита к археологам вместо золота нам показали парочку скелетов, которым около 500 лет.

- Это два ногайских захоронения 15 века. Очень хороший могильник. Вообще ногайских памятников известно много. Однако в захоронениях до сих пор было исследовано всего три монеты. У нас 15 монет. Они позволяют говорить о времени зарождения могильника, о времени его угасания, торговых, политических связях. Нами исследована вся территория – начиная от дороги и до раскопа, - говорит Светлана Ивановна.

Если же говорить обо всем курганном комплексе, то тут есть погребения эпохи неолита, бронзы (ранней, средней), скифы – доминирующая часть – более 370 погребений.

- По количеству погребений - это самый крупный скифский могильник в Евразийской полосе. В Казахстане есть близкий (опять же по количеству захоронений) могильник, относящийся к этому периоду. Тут есть материал разноплановый и разношерстный. Эти погребения свидетельствуют о миграциях, смене населения, культуры, рода занятий, - говорят археологи.

Сегодня археологическая группа под руководством Андрух и Тощева работает на Мамай-Горе, на поле около кургана Солоха, а также ведет разведывательные работы на балке, которая прилегает к р. Сурка.

- И там, судя по материалам, был многослойный памятник. Было скифское поселение и поселение эпохи Средневековья. Были обнаружены обломки амфор, монеты, наконечники стрел, веретено, много шлака свинцового и бронзового, много бракованных изделий, то есть мы можем говорить о том, что тут были мощные ремесленные центры. Да это и не удивительно, ведь рядом Великий Луг, была река Конка – жизнь кипела, - рассказывает Светлана Ивановна.

Когда жадность может разбудить совесть 

Сегодня большинство находок могильника Мамай-гора находятся в Каменско-Днепровском музее. Правда, большую часть того, что за три десятилетия удалось поднять из-под земли, кроме историков и археологов, никто не видел. Андрух и Тощев надеются, что в ближайшее время в музее откроют реэкспозицию. Быть может, увидев уникальные находки, которые таятся практически у нас под ногами, государственные мужи иначе посмотрят на археологию и отыщут средства в бюджете, чтобы запорожские археологи проводили исследования на европейском, а не на "первобытном" уровне. 

Тем более, Запорожская область очень живописна, и ее по праву называют уникальной. 


Оставить свой комментарий: