Кто-кто в музее живет - работники запорожского краеведческого музея о своем труде

logo
Кто-кто в музее живет - работники запорожского краеведческого музея о своем труде - главная фотография

Возле центрального входа Запорожского областного краеведческого музея крутятся мужчины в грязных комбинезонах – ремонт дело пыльное. И тем не менее, за дверями уже слышны детские голоса – группа школьников пришла на экскурсию.

«Когда мы последний раз были в музее? – задумалась наша редакция. – И кто же там работает? Чем живут эти люди? И какие мысли в их головах?».

Чтобы не гадать, мы решили пойти и спросить прямо. И теперь мы знаем, кто-кто в музее живет. 

Людмила Уварова, 6 лет работы в музее, смотрительница

Так как основная специальность у меня – инженер, то музеи я посещала очень редко. В силу того, что сестра в музее в Питере работает, то я там приимущественно по виставкам  ходила. А в нашем городе я, может бать, раза три была перед этим. А когда время пенси пришло, я не хотела уходить из жизни нормальной, сестра мне тогда сказала: у нас в музее так хорошо женщини приклонного возраста работают. Я точно так же, попыталась и устроилась.

Ну, у меня работа, конечно, такая, надзирательная. Но нравится мне общение с людьми. Люди же всякие приходять, некоторым просто дома не с кем поговорить – значит ты начинаєш быть его себеседником . У нас же работа такая – смотреть, чтоб никто не разбил стекло и себе лоб – это главное.

Если приходять дети дошкольники, то им очень нравится зал природы, хотя был один мальчик за все время моей работы, который плакал. Он перепугался вот этих мертвих животных. Мальчишкам маленьким, даже от двух лет, ужасно нравится козачество – пушки! рыцари! сабли! – да столько восторга! В отделе археологи есть еще два зала – заселение края – девченкам маленьким, да собственно, и таким уже, взрослым очень интересны эти залы, потому что они яркие красиве, там много света. Бывают люди, которые приходять, чисто археологию смотрят. Когда-то приходил один товариш солидный, он мне потом представился, что он из Киева, так он сказал, что наша экспозиция археологическая может дать фору даже Киевскому историческому музею, что так, знаете, польстило.

Работать в музее - это очень познавательно. Не смотря на то, что я инженер и многих вещей не знала. У нас очень интересная жизнь здесь: и музыкальные вечера проводятся, и ночь в музее. Вот мы только из Полтавы приехали, на экскурсии были. Вот там музей построили как музей по-настоящему!  Он мне даже больше, чем наш понравился. Чтобы наш был настолько хорош, ему , в первую очередь, не хватает денег: вот вы посмотрите на наши стены, на наши потолки, на наши люстры… В том музее очень хороший декор, там люди по-другому относятся к своему городу. У нас тут какая-то такая полная иннертность, и не очень-то люди думают о своем городе. Вот в Запорожье, например, сняли Ленина – и там пусто, в Полтаве тоже сняли Ленина, но у них там стоит флаг Украины – хотя бы что-то, а не голый безликий постамент. 

Виктория Водопян, 13 лет работы в музее, заведующая научно-просветительским и методическим отделом

Я пришла сюда после нашого исторического факультета. Думаю: может быть попробывать устроится работать  в музей? Пришла к директору, он меня взял. Я прошла путь от смотрителя, касира, научного сотрудника и до заведующей. Когда я первуй раз пришла сюда на экскурсию, я не думала, что я здесь останусь. За что музей люблю? Вообщем мне нравится здание, мне нравится колектив, я люблю то, что делаю, это общение с другими людьми, что-то новое, что-то интересное каждый раз, путешествия – я до этой работы даже в Киеве ни разу не была, а тепер постоянко ездим на семинары всякие. Работа з удовольствием. Мне кажется, если бы я не любила свою работу, я бы здесь не работала.

Мы курируем все музеи нашей области, начиная от краеведсческих, городских, заводских. Тоесть наш отдел собирет данные по всем музеям нашей области и города. И мы даем методические советы по созданию нових музеев либо тем музеям, которые закриваюся – что дальше с ними делать. Мы ведем учет экспонатов этих музеев. Раньше наши сотрудники ездили и помагали делать экспозицию таким музеям. Мы занимаемся массовыми мероприятиями, которые проходять в нашем музее, водим экскурсии…чем мы тут только не занимаемся?

Как показала практика, за последние два года заманить молодежь получается ночью в музее, было несколько спектаклей прямо тут, был вечер фортепианной музики, на экскурсии дети приходять в основном.

Современные события в Украине мы уже тоже внесли в наш музей. У нас есть и выставка «Майдан», и зал АТО. Пользуются ли спросом? Я скорее скажу нет чем да. Потому что людям и так не сладко живеться в последнее время, и информации об этих событиях и так достаточно. И приходить в музей чтобы опять на это смотреть… 

Зоя Харитоновна Попандопуло, 43 года работы в музее, заведующая отделом истории края

Как пришла сюда в музей, почувстовала, что это мой дом. Я по професии археолог и всю свою историю проживання в этом доме я занимаюсь археологией: почти каждый год были экспедиции, целый ряд научных работы вышел в результате, я построила экспозицию по залам археологии. Наш отдел занимается еще и изданием «Музейный вестник», который печается раз в год. Над ним мы работаем в рабочее время, никто не снимает с нас другую работу, но мы занимаемся его редактированием.

Мы также занимаемся экспертизой. Раньше мы давали оценку вещи: что это за вещь, когда она призведена, ее происхождение. Мы давно отказались от оценки вещей в денежном эквиваленте. Потому что в советские времена был издан специальный каталог по той же нумизматике, где четко было рассписано, что скольно стоит.  Но уже давно нет того государства, у нас тепер рынок, а на рынке цены могут быть какие-угодно. Поэтому мы сей час оценок не даем, мы можем сделать только визуальную экспертизу.

Сей час для нас, когда в нашей коллекции многих вещей нет, все имееит историческое значение. Когда-то в свое время в музей поступило два великолепных топора (это еще в советские времена), которые нам принесли рабочие завода Днепрспецсталь. У них в ломе, который они должны были забросить на переплавку, они нашли эти два топора. Оружие тепер является украшением нашей коллекции. Одна из главных задач музея это еще и сбор экспонатов. Все, что нам дарят, мы с удовольствием принимаем. Людей, которые что-то приносять мы называем експонентами. Раньше у нас была возможность купить – в бюджете были заложены деньги на покупку. Но вот уже много лет в «незалежной» Украине мы никаких денег на закупки экспонатов не получаем. Где-то в двухтысячных годах, когда ситуацыя несколько улутшилась в стране, люди просто снова стали нам дарить и одежду старинную, и рушники, и всякие бытовые вещи, а вот сей час опять это прекратилось – опять ситуацыя ухудшилась, и потому люди хотят за все получить денежное вознаграждение. В свое время мы просто недособирали середину 20-го века. Тогда казалось: та ну, это же наше время, зачем его собирать? И вдруг, когда мы начинаем делать выставки, сталкиваемся с тем, что у нас много чего нету. Были моменты, когда у нас не было даже граненных стаканов …

Археологические расскопки у нас сей час в музее проводит один только сотрудник. Потому что я уже активные такие дела забросила, поскольку последние годы мы работали фактически только за командировочне. Мы на них покупали продукты и выезжали. Вся моя группа, а это клуб КЛИО (вы знаете, что это муза истории, но когда нас регистрировали, чиновникам не было понятно, кто такая Клио, мы ее расшифровали так: клуб любителей истории отечества. Так что, все нормально), и у меня ребята работали только за еду. И потому, честно говоря, мне это надоело. А группа наша образовалась в 1987 году и она до сих пор существует – уже взрослые мужики, у всех есть какая-то своя работа, но они (и их работодатели тоже) всегда знали, что месяц июль – это экспедиция. Ну а в последнее время мы выезжаем только в разведки посмотреть, потому что в области рушится очень много. Происходит очень много грабительских расскопок, а законы по охране памятников не действуют.

Музейный работник должен обладать разными свойствами: он должен уметь не только писать, он должен уметь преподавать и работать на разную аудиторию, потому работник в музее должен быть талантлив разносторонне. Но не всегда так бывает. Есть люди, которые предпочитают только вести экскурсии – это тоже талант, потому что не каждый, умеющий нормально писать, умеет говорить. В хороших отделах старшие люди идеальных и разносторонне талантливых сотрудников восспитывают. В итоге, те, кто задерживается в музее, у них это все получается.

Я люблю свою профессию археолога, именно потому я шла в музей, а не в школу, люблю наш хороший колектив, который тут сложился. Самое главное – это колектив, его дух! Мы все сюда приходим как к себе домой: мы работаем, потом уходим в следующий дом. И так у нас жизнь продолжается в музее. 

Этот материал был подготовлен в рамках Программы межредакционных обменов при поддержке международного медиа-проекта MyMedia. 

Оставить свой комментарий: