Блокада Крыма: репортаж из Чонгара

logo
Блокада Крыма: репортаж из Чонгара - главная фотография

20 сентября взоры всех украинцев были прикованы к трем пропускным пунктам в оккупированный Крым: Чонгару, Чаплинке и Каланчаку. Все СМИ страны тогда вещали о старте продовольственной блокады полуострова, организованной, кстати, не украинскими властями, а силами активистов. Прошло полтора месяца, и крымский вопрос пропал из информационного пространства. Мы решили снова побывать в Чонгаре, чтобы узнать, как обстоят дела у наших активистов.

Блокпост

К месту блокады мы подъехали около пяти часов вечера. Нас не особо приветливо встретили мужчины в форме и балаклавах, предложили предъявить документы.

– Мы журналисты из Запорожья, договаривались, что приедем, – отвечает наш фотокор.

Один из мужчин обращается к кому-то по рации, и через минуту нас пропускают. Подъезжаем к знакомым местам, в которых побывали в день старта блокады, где нас встречают пресс-секретарь Сергей Нацик и командир блокпоста от «Правого сектора» с позывным «Хаммер».

– И как люди относятся к таким проверкам на блокпосту?

– Є різні ситуацій, людський фактор ніхто не відміняв. Більшість людей все таки з розумінням ставляться, проте знаходяться й такі, які пробують висловлювати обурення, але наші бійці ведуть себе тактовно, незважаючи ні на що. І конфліктних ситуацій не виникає. Зараз уже і вантажних автомобілів фактично не буває. Якщо конфлікти виникають, то вони завершуються спілкуванням з працівниками правоохоронних органів. З нами тут стоять побратими з батальйону «Херсон». Вони уповноважені особи, і якщо людина відмовляється нам щось показувати, то правоохоронцям вона це зробити зобов’язана.

К нам подходит высокий мужчина кавказской внешности с седой бородой. Увидев его, мы поняли, что он повидал много войн. Его позывной «Прадед», и он прибыл в Чонгар в составе батальона имени Джохара Дудаева.

– Мы здесь находимся по долгу чести и совести, – рассказывает «Прадед». – Надо поддержать народ Украины и братьев-крымских татар в этой акции. То, что тут творится, то же самое происходит у нас на Кавказе. Рашизм – эта наша общая боль. Мы должны совместно бороться, иначе поодиночке нас разберут на запчасти. Мы стараемся помогать, как можем. Наши ребята выходят на блокпосты, помогают в патрулировании, как и все остальные.

«Прадед» говорит, что и украинцы, и чеченцы уже стали братьями. Никаких конфликтов между подразделениями не возникает, поскольку всех объединяет одна цель.

– Наций плохих не бывает, бывают плохие люди. Люди, которые не получают зарплаты, которые терпят лишения по доброй воле – их плохими назвать нельзя. Я вижу тех, кто здесь, – никто никаких корыстных целей не преследует. Цель одна – поддержать крымский народ, помочь вернуть родную землю и восстановить справедливость.

Координатор блокады

Нас ведут в координационный штаб блокады Крыма. Тут – активисты, а также журналисты проекта «Крым. Реалии» и телеканала «АТР». Сразу замечаем человека, который расстроено делает какие-то записи в бумагах. Мы его не узнаем, но приветливая крымская татарка подсказывает нам, что это Ленур Ислямов – координатор блокады, бизнесмен и собственник телеканала «АТР». Как оказалось, в тот день ФСБ проводила обыски в домах его родных, а также сотрудников телеканала. Услышав, что мы из Запорожья, Ленур сразу меняется в лице.

– Запорожский «Правый сектор» был первым, кто откликнулся на призыв о блокаде.Они светлые, как лампочки! Хоть внешне они выглядят чуть неряшливо, но также выглядели в свое время и казаки. Если вы посмотрите историю – это люди, которых никто не мог поставить на колени, они всегда были свободными и будут свободны. Они очень сильно нам помогли в первые два, очень нервные, дня блокады. А затем уже начали прибывать остальные силы патриотов, – говорит Ислямов.

Координаторы подсчитали, что лишь в первый день блокады в Крым не пустили продукции на 37 миллионов долларов.

– Люди очень хорошо торговали с Крымом. Мы имеем информацию, что поток был настолько большой, что каждые две минуты оформлялась фура. Все склады в Крыму были забиты. Они не рассчитывали, что мы долго простоим. Холодно будет, ветер, и мы разбежимся. А сегодня уже 43-й день.

– Говорят, вы даже фуры «Рошена» не пустили.

– «Рошен» стоял – четыре фуры. Но они день постояли и уехали. Долго стояло львовское мороженое. Две фуры-рефрижератора простаивали неделю, если не полторы. С ними даже Парасюк разговаривал, но они остались. Наверное, когда весь бензин сожгли, решили уехать. Кстати, были просьбы от олигархов пропустить. Были и угрозы.

Сейчас проводится осмотр даже легковых автомобилей.

– Да, нас за это многие критикуют. Чтобы вы понимали, сейчас фуры перегружают в бусики, и дальше они едут в Крым, а за мостом стоит другая фура. В эту фуру загружают и едут обратно, загружаются и едут опять. Мы эту схему сломали. Дальше они стали перегружать в такси, кладут колбасу под сидением, а сверху сажают людей.

– А крымские татары, которые находятся в Крыму, поддерживают блокаду?

– Все крымские татары поддерживают. Они понимают, что надо все закрыть. И украинцы поддерживают. Мы получаем продукты питания, мы получаем звонки, и это нас очень греет.

– Из Крыма звонят?

– У нас каждую субботу эфир с Крымом. В основном звонят крымские татары, но вчера звонил русский и говорит, мол, понимаю, что ошибся. Сказал: «Ну, завтра Украина придет в Крым. Что вы с нами сделаете?». Он сказал, что голосовал на референдуме за Россию. Я ему ответил, что никто их убивать не собирается. Крымчан интересует этот вопрос.

– А информационно Украина выигрывает?

– Информационно Украина проигрывает, потому что мы ничего не делаем как материк. Из Крыма на Украину работают семь радиостанций – это передатчики, которые стоят на границе, «дуют» к нам и рассказывают о хунтах-мунтах, татаро-бандеровцах и прочих. А от нас вещает только УТ-1 и то четыре часа в день всего.

– Как крымскому татарину сейчас живется в Крыму?

– Наши родители так долго туда добирались, и теперь получается, что им добровольно оттуда надо уезжать. Там нельзя говорить по-татарски. Сейчас у татарина меньше прав, чем у других. Началась афроамериканская история. То есть есть белый славянин, которому все позволено, а есть украинец и татарин, которые недолюди. Эта история культивируется российскими телеканалами.

Ленур Ислямов считает, что для Украины вернуть Крым должно быть делом чести.

– Не потому, что там крымские татары, а потому, что если Украина не сможет вернуть его, то чести у нее не будет, – поясняет Ленур. – Если у вас что-то украли, вы должны это вернуть, тем более, если там остались ваши дети.

«Все в наших руках»

Выйдя из штаба, мы отправились на блокпост, где в это время «азовцы» детально досматривали какую-то машину. Осмотр происходит очень шумно, и водитель недоволен такой придирчивостью. А все из-за того, что прямо перед блокпостом эта машина остановилась, и водитель с пассажиром решили переложить вещи в багажнике. Это и вызвало подозрение у активистов на блокпосте.

– Мы поддерживаем блокаду, но мы против таких осмотров. У меня одна дочь живет в Крыму, а вторая – в Днепропетровске. Я каждую неделю в дороге. Мы же не занимаемся бизнесом. Это фрукты, выращенные у нас на даче, а это связала бабушка для внучка, – рассказывает водитель, показывая на перевозимые коробки и сумки.

Машину отпускают. Непосредственные участники осмотра сказали, что им не положено общаться с журналистами, и вызвали командира. Им оказался Станислав Краснов – глава крымского отделения «Азова». По словам Краснова, люди которые едут в Крым к родственникам, всегда относятся с пониманием к осмотру, а те, кто занимается бизнесом, всегда негодуют.

Станислав – коренной крымчанин и один из крымских активистов, который ездил на киевский Евромайдан, но из-за аннексии Крыма он не был дома уже больше года.

– Последний раз дома я бывал в феврале 2014 года. Я и мои друзья были крымскими активистами, ездили на майдан в Киев. «Сепары» знали хорошо, кто мы такие, и начался террор. Ребята начали пропадать. Что мы можем сделать против вооруженных банд с автоматами? У нас не было ни оружия, ни поддержки. Мы звонили министру Тенюху, мы знакомы, он тоже севастополец. Он говорил ждать и не поддаваться на провокации. В итоге мы не поддавались, и пришлось всем выезжать. Я и многие ребята выехали, а кто-то пропал без вести, как мой друг Александр Костенко. Летом прошлого года я в числе группы активистов обратился к министру обороны с просьбой создать батальон из крымчан. На нашу просьбу ответили – был сформирован 44-й батальон воинской части В-2440, батальон «Крым» при Министерстве обороны Украины. Я был его командиром. Мы год провоевали, были в Песках, в аэропорту. Потом прошла демобилизация, острая фаза конфликта на Донбассе завершилась. Мы создавались с целью освобождать Крым. Эта наша цель, которую мы сразу озвучивали. Мы встретились с ребятами-крымчанами из «Азова», с руководством, и как раз, когда в сентябре начиналась блокада Крыма, мы поняли, что это то, чем нам надо заниматься. Мы организовались, создали крымское отделение при гражданском корпусе «Азова» и приехали сюда. Фактически с 24 сентября мы здесь находимся.

Станислав говорит, что морально очень непросто находиться в нескольких километрах от оккупированной родной земли.

– Когда я сюда приехал, не видев Крыма больше года, была очень большая ностальгия. Но что делать? Единственный выход – надо бороться. Мы тут как представители общественности – мы боремся. А власть ничего не хочет делать. И если мы хотим вернуть Крым, то все только в наших руках.

Поддержать блокаду

Активисты говорят, что поддержки властей нет абсолютно, а потому приходится надеяться лишь на себя. Периодически приезжают народные депутаты, которые только и делают, что фотографируются и уезжают. На блокпосте нам рассказали, как при осмотре машины задержали члена одной из городских организаций партии «Единая Россия». По словам активистов, он отправлял людей воевать на Донбасс на стороне террористических организаций. С блокпоста бойцы передали его правоохранителям, а через несколько часов он уже был отпущен и спокойно прогуливался по Чонгару.

А вот поддержку обычных украинцев они чувствуют. Сейчас бойцам необходимы теплые вещи и все, что поможет перезимовать. Если вы хотите помочь активистам блокады можете найти реквизиты есть на сайтах корпусов «Азов» и «Правый сектор». 

Оставить свой комментарий: