По дороге в зону АТО солдата высадили из автобуса и избили

logo
По дороге в зону АТО солдата высадили из автобуса и избили - главная фотография

Жительница села Степное Запорожского района Светлана Абышева жила обычной жизнью, растила шестерых детей. Муж работал в каменном карьере, старший сын Александр Кандыба пошел по стопам отца.

В 2013 году у Светланы обнаружили онкологическое заболевание. В августе прошлого года сына Александра призвали в армию и менее чем через месяц уже отправили на восток страны. В мае текущего года «забрили» и мужа, а в военкомате пообещали в сентябре призвать и второго сына. Но это оказались еще не все горести, обрушившиеся на семью. Саша должен был демобилизоваться в конце лета, однако ему продлили срок службы еще на пять месяцев – сказали, что менять некем. Отец и младший брат – не в счет. В июне боец прибыл домой лишь на недолгий отпуск. Отсыпался, помогал матери по хозяйству. А в субботу, 11 июля, отправился в расположение части.

После редких побывок Света всегда провожала сына до автобуса. В то утро провела до дверей дома. А ночью Светлану разбудил звонок. – Где ваш сын? – спросил мужской голос, как выяснилось позже, принадлежавший майору, непосредственному командиру Саши. – Как где? Поехал в часть, – только и смогла упавшим голосом ответить мать солдата. Позже ей перезвонили из части и сообщили, что в 5.15 сослуживцы Саши нашли его избитым, лежащим на обочине дороги.

Судьба – это встречи людей. В тот последний день отпуска на платформе автовокзала солдат 40-й бригады встретился с Ольгой Владовой. Ее муж является директором автопредприятия, маршрутки которого перевозят пассажиров из Первомайска в Запорожье и обратно, а сама Ольга исполняет в этой конторе обязанности генерального директора. На вокзале Саша купил льготный билет до Первомайска и стал ждать отправления. Ольга же находилась по делам в Запорожье и должна была в пятницу возвращаться домой, но по злой иронии осталась до субботы. Когда в «ее маршрутку» зашел молодой парень по льготному удостоверению, в голове женщины, вероятно, включился калькулятор, быстро вычисливший, сколько гривен они с мужем теряют из-за ненавистных льгот. В итоге досталось всем – водителям, кассирам, контролерам. А льготного пассажира Ольга просто вытолкнула из маршрутки.

И Саша опоздал в Первомайск, где его встречали сослуживцы, чтобы подвезти в часть. Он написал жалобу на противоправные действия Ольги Владовой и отправился на службу проходящим автобусом, идущим в Николаев. Ему не пришлось оплачивать проезд – сотрудники автовокзала посадили молодого человека в транспорт по старому билету, и Саша доехал почти до Первомайска, выйдя на трассе, откуда ближе всего до родной казармы – около 15 километров. Понятно, что его уже никто не встречал, и солдат пошел пешком. По пути, как рассказал Саша, ему встретились пятеро неизвестных лиц, которые без лишних слов избили его, выпотрошили карманы. Когда солдат очнулся, рядом валялся старый, не приглянувшийся грабителям, мобильник и «пустой» военный билет. Денег, что дала мать (2,5 тысячи гривен), естественно, не было. А вскоре его нашли бойцы из родной части.

Сегодня Саша уже на Донбассе – защищает своих грабителей и директора автотранспортного предприятия. Но Светлана Абышева хочет добиться ответа на вопрос: «Почему ее сына высадили из автобуса?». В «Запорожавтотрансе» ей сказали, что по закону работники автовокзала поступили верно: согласно удостоверению, продали человеку билет, соответствующий гарантиям социальной защиты участников боевых действий. То есть Владова не имела права высаживать пассажира из автобуса, перевозчик нарушил законодательство, но для разрыва отношений с ним нет оснований. Представителю «Запорожавтотранса» Ольга Владова сказала, что у нее «все куплено» и она ничего не боится.

 Я тоже решил ей позвонить, вдруг услышу ответ на материнский вопрос. Наш разговор, вернее ее монолог, заставил меня впервые улыбнуться с тех пор, как я соприкоснулся с этой, в общем-то, грустной историей. Вот как звучали слова Владовой в свое оправдание (особенности речи женщины в материале сохранены умышленно. – Ред.): – Сонечко, я була свідком і сама разбіралась з цім інцидєнтом лічно. Дуже вдячна судьбі, що як раз була в ту хвилину в автобусі, іначе водій бідненький, і пасажири 12 годин по жарі і по бездоріжжю терпіли би того пасажира. Коли пасажири сідають, вони не хочуть ніяких проблєм с цією категорією. Щодо цього пасажира, якому я відмовила в поїздки, в нього була спортивна форма чорна, він в ризинових шльопанцах, без валізи, без нічого. Його зовнішній від мене застеріг, тому що в нього було неадекватно повадження внєшнє. Я не кажу, що він п’яний був. Я кажу о неадекватнасті. Но мене це не цікавило, мене цікавило, на яких підставах йому продали у касі квиток. Він показав мені паспорт громадянина України (мать Александра показала мне его гражданский паспорт и ксерокопию документа, дающего право на льготный проезд. – Авт.) і довідку, яка мені насторожила, тому що вона, як підроблена. Як ото уміють молодьож документи піддєлувать на принтері. На неї як печать і в то же врємя не печать. Мене настерегло, що підробка документів. Я так зрозуміла, що він хлопчик неадекватний, тому я єму не разрєшила їхати. А друге питання, що він мог бути наркозалежним, це таке діло, може, він ще нанюхався. В нього глазки були весьолі, він ухмилявся. Він зі мною не спорився. Я не кажу, що він мені погрожував чи шось. Ми розмовляли нармальним язиком. Я сказала, що відмовляю, що маю на це право. Я бачу, що він в ненадлєжащєм состоянії і плюс щє неправильні документи. Може, він гуляв цілу ніч, був уставший, від у нього був не для поїздки в автобусі, котрий їде 12 годин. Послухайте, я ж не глупа женщіна, мені 60 років. Це перше, що мене застерегло, це перший пункт, а другим пунктом було уже документально. Це все. Добренько, до побачення, дуже вдячна.

Я уже положил трубку, но в голове продолжала струиться мелодия: «Він хлопчик неадекватний». Все, с кем я общался, – свидетели инцидента на автовокзале, работники автостанции, служащие «Запорожтрансавто» утверждают обратное: это перевозчик неадекватный, с ним невозможно работать. Контролер Таня, похожая в своей форме на стюардессу (именно она отправила солдата 40-й бригады николаевским рейсом), после нашего разговора в сердцах бросила: «Бог – судья, у каждого впереди своя касса».

Неужели у Ольги Владовой и ее мужа в этой кассе будут только несколько гривен, заработанных на льготном пассажире?

Дмитрий Смольенко

Оставить свой комментарий: