Юрий Комиссаров сделал заявление после обыска в его компании

logo
Юрий Комиссаров сделал заявление после обыска в его компании - главная фотография

После обыска в офисе компании "Запорожсвязьсервис", занимающейся приемом коммунальных платежей, глава ее наблюдательного совета Юрий Комиссаров выступил с заявлением.

Еще неделю назад я удивлялся, что мою компанию травят руками общественников, некоторые из которых даже были организаторами запорожского Майдана. Теперь все стало куда интереснее. Ставки повысились, и к травле подключили следственные органы. Я не люблю быть голословным, поэтому приведу факты, а вы решайте.

Обыск в нашем офисе санкционировала следственная судья по обращению двух активистов ОО «Пора» – заявления В. Драчова и показаний В. Товстолита (в 1985 году осужден по ст. 170 УК УССР, ч. 1 и ч. 2, к семи годам заключения, с конфискацией имущества, за дачу взятки). Первый из них около года назад возглавил общественную комиссию при департаменте ЖКХ. То есть он имел доступ и к реальной информации о договорах, и мог пообщаться со специалистами, но это его не остановило от написания глупейшего по своей сути заявления в прокуратуру, в котором не то, что не проглядывается знакомство с ЖКХ, но беда даже с основными юридическими понятиями. Оба заявителя успели засветиться в роли «лжесмотрящих» и даже, как утверждает пресса, стать фигурантами уголовного дела за вымогательство денег у бизнесменов.

И это при живом Анисимове, который не прощал и меньшего своим противникам. Но раз уголовное дело закрыли во времена безраздельной власти Анисимова, что-то мне подсказывает, что ребята устранили свои с ним разногласия. А теперь, не исключено, оказывают ответную услугу. Между строк читается и третий персонаж – руководитель ОО «Пора» П. Мельник. Сомневаюсь, что такое общественное начинание прошло мимо руководителя. Почему же его нет среди заявителей? Полагаю, это потому, что ему нельзя попадать под обвинение в даче ложных показаний, поскольку он отбывает пятилетний срок условного наказания за мошенничество и подделку документов. Но, согласитесь, чего бы руководителю ОО не подписаться под обращением в правоохранительные органы, если бы правда была на его стороне?
Теперь по обвинениям. Следователь и судья, которые дали ход заявлению описанных выше граждан, открыв производство по ст. 191 п. 3 УК («присвоение или растрата чужого имущества должностным лицом...») по непонятной мне причине подписались под юридически безграмотными аргументами заявителей. Возможно, общественникам простительно путать средства коммунального предприятия с городским бюджетом, но даже студент юридического факультета вряд ли смог бы честно перейти на второй курс, не зная этой разницы, а в этом документе – результат работы аж двух профессиональных юристов. И это не мелочь: само уголовное дело открыто, опираясь на утверждение, что наши компании имели отношение к деньгам городского бюджета. А это на 100% неправда, что делает неприменимой юридическую квалификацию этой уголовной статьи. Я сейчас не фантазирую – точно такое же уголовное дело в отношении нас пытались открыть люди Анисимова около трех лет назад, нынешние обвинения совпадают дословно с теми, изменены только имена заявителей. И мы его тогда опротестовали по причине отсутствия фактов.
Вообще-то, определение о проведении обыска изобилует подобными вопиющими ошибками. К примеру, там указано, что расследуется деятельность должностных лиц департамента ЖКХ Запорожья, которые, по словам В. Драчова, завладели средствами громады, злоупотребляя своим служебным положением. Вопрос: при чем здесь мы? Я не чиновник, наши компании не государственные. Если следователь считает, что у нас могут быть какие-то документы, позволяющие изобличить злоупотребляющего чиновника, зачем требовать обыска – достаточно получить временный доступ к документам. Спокойно и не нарушая нашего рабочего процесса, они могли бы получить нужные бумаги точно так же, но без шоу с нервотрепкой.

Или взять другое – утверждение, что договоры между коммунальными предприятиями и ООО ПКФ «Гюсс» подписаны под давлением, и что это связано с монопольным положением компании на рынке. Во-первых, задайтесь вопросом: а почему же уголовное дело открыто не по факту понуждения? Ведь если у заявителей были бы такие факты, то следствие бы пошло по совершенно другому сценарию. А так – утверждение есть, но настаивать на нем ни заявители, ни следователь, ни судья не пытаются. И во-вторых. Господа критики, обновите уже свою методичку времен Анисимова – ни ЧАО «Запорожсвязьсервис», ни ООО ПКФ «Гюсс» не признаны монополистами. Тот документ, на который так любят ссылаться наши оппоненты (выводы АМК, где была осторожная формулировка «деятельность имеет признаки монополизма»), уже давно отменен по решению суда, вступившему в законную силу. То есть обвинения в монополизме совершенно безосновательны.

И это еще не все. В ходе обыска представители следственных органов нарушили несколько статей УПК (ст. 40, 104, 105, 223). А именно:

– состав следственной группы не утвержден ни определением судьи, ни следственным поручением;
– изъятые документы не были правильно описаны и защищены от подмены и изменения;
– понятые отлучались с места проведения следственных действий.
Все эти нарушения могут служить как причиной подтасовки результатов следствия, так и поводом для опротестования любых обнаруженных в ходе обыска нарушений.

Вот с таким ощущением абсурда мне и приходится жить последние несколько лет: определенные люди пытаются повлиять на мой бизнес такими вот бездарными средствами. Я уже перестал считать всех этих «крикунов-правдорубов», которые пытались «вывести нас на чистую воду». После всех видов проверок и расследований, мы, наверно, самый чистый бизнес в регионе.

Понимаю, что мои слова вряд ли вразумят диванных скептиков, но мне надо это сказать, чтобы потом никто не мог заявить, что я не предупреждал: у вас потому не получается ничего сделать с «Запорожсвязьсервисом», что в нашей деятельности просто нет того, что вы ищете. Наш бизнес построен на том, чтобы приносить пользу городу и горожанам, как бы патетично это ни звучало. Мы искренне стараемся оказывать высококачественные услуги и снижать затраты населения. Мы бескорыстно поддерживали начисление, больше года бесплатно выполняя работу, за которую ООО «МКС» получало многие миллионы гривен. Терпеливо ожидали проведения честного и законного тендера, пока город находился в тяжелом положении после сворачивания деятельности ООО «МКС». Вы ничего реального не можете «накопать» на нас именно потому, что «накапывать» нечего. Вот главная причина, почему все нападки на нас выглядят абсурдно. Вот почему заказным критикам приходится придумывать всякие небылицы, а судьям подписывать постановления, в которых утверждения не стыкуются ни с фактами, ни с нормами закона. Думайте, господа, перед тем, как искать виноватых там, где их нет. Попробуйте, в конце концов, заниматься тем, в чем вы действительно разбираетесь.

А я с сожалением вынужден поставить в один ряд соратников Анисимова, акционистов из ОО «Пора» и деятелей «альтернативной мэрии», руками которых нас сейчас пытаются заставить сложить оружие в борьбе с криминалитетом. А заодно хочу расставить точки над «i»: мы сейчас уже единственные, кто пытается призвать к ответу Анисимова. За это мы терпим нападки последние несколько лет. Из-за этого они обострились сейчас, когда на финишную прямую вышло уголовное дело, способное закрепить группу Анисимова в правовом статусе ОПГ. Мы не отступим. А общественности стоит запомнить тех, кто качает лодку ради безнаказанности бандитов.

Оставить свой комментарий: