Жизнь с начала. Как живут переселенцы с востока во Львове

logo
Жизнь с начала. Как живут переселенцы с востока во Львове - главная фотография

От Запорожья до Львова тысячи километров. Добираться поездом до старинного города почти сутки… Возле вокзала жемчужины Западной Украины туристов встречает милиция, тщательно проверяющая документы. Паспорт преимущественно просят у мужчин.

Знакомство с городом начинается с разговора с приветливым водителем такси, который с первых минут рассказывает, как Украина объединилась и не допустит «путинской власти» в стране...

Здесь можно встретить мэра Андрея Садового, спокойно прогуливающегося таинственными улочками современного города. На вопрос «За какой период можно ознакомиться с городом», местные жители отвечают: «В нем надо жить!»…

Львов, богатый историческими событиями и уникальными архитектурными памятниками, уже более года встречает переселенцев с Крыма и Донбасса. Беженцы потеряли спокойствие в родных местах, своих близких, свои дома и свое прошлое. Аннексия и война – это их личная трагедия.

На сегодняшний день официально зарегистрированных вынужденных переселенцев во Львовской области около 10 тысяч, из них нашли работу 2 тысячи.

В городе около 10 волонтерских организаций, поддерживающих переселенцев, среди них – представители разных религиозных конфессий. Это и известный «Крым SOS», «Кримська хвиля», благотворительный фонд «Каритас» и др.

Кто-то из переселенцев уже считает Львов своим домом, но в душе все они мечтают вернуться в мирный город,  родной дом. «Если переселенцы едут сюда, значит они патриотично настроены», – говорят волонтеры.

Общение с ними позволяет видеть в них прежде всего людей. «Мы уверены, что это просто очередная сложная страница в жизни, которую мы скоро перелистнем, и люди вернутся. Многое, конечно, зависит от Украины».

«Крым SOS» – проект, созданный волонтерами в первые дни оккупации АРК Россией. «Крым SOS» занимается предоставлением помощи вынужденным переселенцам с полуострова и восточных регионов. Крымский татарин из Алушты, координатор во львовской организации Энвер Бекиров рассказывает, чем занимается в волонтерской организации.

– С июля мы стали исполнительными партнерами Верховного комиссара ООН по делам беженцев, его представителями в Украине. Есть несколько направлений работы: юридический, психологический, социальный, информационный. У «Крым SOS» три офиса: во Львове, в Киеве и в Херсоне. С начала оккупации во Львов переехало более 100 крымско-татарских семей, – говорит Энвер.

Есть люди, которые здесь уже год, есть люди, которые приезжают каждый день. В первую очередь проблемы, с которыми сталкиваются переселенцы, – это жилье, работа и самореализация как украинца, как гражданина.

Львов – колоритное, интересное место. Здесь много креативной молодежи, великолепные условия, чтобы творить. Здесь созданы все условия, чтобы раскрыть свои таланты. В первую очередь Львов – это не архитектура, памятные места, достопримечательности – это люди, которые здесь живут.

– Украинский язык – не проблема для переселенцев. Кто-то язык знает лучше, кто-то хуже. Но если они едут во Львов, делают это осознанно, сюда приезжают наиболее патриотично настроенные люди. В центре для переселенцев открыли бесплатные курсы украинского, крымско-татарского и английского языков. Они такие же люди, как мы, у них такие же ценности. И в первую очередь мы стараемся делать акцент на том, что нас объединяет. Сюда часто прибывают гробы. Здесь очень часто провожают молодых ребят на коленях. Здесь многие помогают армии. Хотелось бы, чтобы необходимости создавать подобные условия по всей Украине не было, чтобы «Крым SOS» побыстрее закрылся, а Крым снова стал украинским и на Донбассе все было тихо и спокойно, чтобы мы смогли снова вернуться к себе на Родину, – делится Энвер.

Как создать свой бизнес во Львове и работать «без алкоголя» рассказал переселенец из Симферополя Руслан Аблямитов.

В «Місто Лева» Руслан приехал в мае прошлого года. За это время он успел перевести из Крыма жену и четверых детей, открыть кафе и даже трудоустроить троих переселенцев и двух местных в самом центре Львова.

С моим собеседником, открытым и искренним, я встретилась в его кафе, где каждая, даже мелкая деталь, напоминает о Крыме. Это и необычная музыка, мягкие диваны, картины крымского художника. В центре помещения висит огромный экран, где с 10.00 до 21.00 картинка одна за другой изображает прекрасные виды Крымского полуострова.

– Когда в Крыму произошли всем известные события, мы были не согласны со сложившейся на нашей земле ситуацией и решили переехать. Сначала это был Киев, но приехав туда, я понял, что ускоренный темп, царящий в столице, делает человека немного жестче, черствее. Люди там – индивидуалисты, они заняты собой, им не до остальных. Помимо этого, там представлено очень много «кухонь». Во Львове уже обосновались несколько наших земляков. Решил приехать «на разведку» сюда. Львов – хоть и огромный город, но уютный, теплый, здесь отзывчивые люди. Кроме этого, до нашего переезда здесь не была представлена крымско-татарская кухня. В итоге выбор остановился на Западной Украине. Я начал искать помещение под кафе, а через месяц перевез жену и четверых детей, – рассказывает Руслан. – Я не обращался за помощью ни к властям, ни к волонтерским организациям. Место под кафе в центре города нашел сам через местного маклера. Пошел на рисковый шаг, и у меня получилось.

Сам Руслан нередко выполняет работу повара. Мужчина снял частный дом в пригороде Львова, чтобы быть поближе к земле, да и детям на воздухе лучше. Как вспоминает Руслан, местные жители в начале искали в меню спиртное. Но потом привыкли, теперь приходят студенты, семьи, влюбленные парочки, пожилые люди.

– У нас так, как у мусульман, говорят: Бог предписал тебе удел, и ты должен выполнять свою работу лучшим образом. Ты не знаешь, в какой части мира ты свой удел найдешь. Живя в Крыму, мы строили свой дом, там я снимал жилье за 600 гривен, что мне с трудом удавалось, арендовал кафе на рынке за 2000 гривен в месяц. Приехав сюда, я столкнулся с совершенно другим уровнем цен. Здесь почти в два раза выше стоимость жилья и аренды помещений. Но я работаю так, что мне хватает покрывать расходную часть, и это немало. В дальнейшем, думаю, во Львове появится три кафе с крымско-татарской кухней. Я нашел место, создал условия, а все остальное – в руках Господа, – говорит Руслан. – Если ситуация поменяется в лучшую сторону, то вернуться домой мы хотим. Ведь это родная земля, и там остались родители. Если положение дел изменится к лучшему, то многие переедут в Крым.

За 77 километров от Львова, в Дрогобыче, расположен благотворительный фонд «Каритас» Самборско-Дрогобицкой епархии УГКЦ. Здесь помогают вынужденным переселенцам с востока Украины. «Наша деятельность направлена на то, чтобы дать надежду людям. Мы мотивируем людей помогать другим», – говорят волонтеры организации.

Благотворительный фонд обслуживает семь районов Западной Украины. Административный директор фонда Наталия Голинская говорит, всего произошло три волны переселения. Первая – стартовала с марта прошла года. Это были крымские татары. В июне сюда приехали семьи с востока Украины. В октябре – люди пожилого возраста, те, кто потерял жилье на Донбассе. 850 человек – подопечные организация. Среди них 40% женщин и детей, 20% – мужчины, 30% – люди пожилого возраста и 10% – люди с особыми потребностями.

На сегодняшний день в помещении БФ «Каритас» проживает 11 человек, из них две многодетные семьи и шестеро детей.

– Чтобы снять двухкомнатную квартиру в Дрогобыче, необходимо 500-600 грн./мес. Однако в самом городе огромный уровень безработицы, поэтому многие живут в селах. Переселенцы проходят курсы, изучают язык, культуру, особенности. Самое главное – дать им старт, помочь в начале. Каждому члену семьи БФ платит 400 грн./мес. плюс они получают помощь от государства, – продолжает Наталия Голинская.

Ольга и Оксана из Донецка с 10-летними детьми, болеющими ДЦП, живут в Трускавце почти год.

– В июне прошлого года мы приехали в Трускавец для оздоровления детей. Но сложились такие обстоятельства, что нам пришлось остаться. Начались военные действия, и было принято решение переждать. Месяц ждали, второй, третий… Уже в Трускавце дети пошли в школу. Мы объединились и тремя семьями живем в трехкомнатной квартире, – рассказывают женщины. – В центре нам помогают всем: продуктами, деньгами, одеждой и многим другим. Пока возвращаться некуда, тем более с нашими детьми – это нереально.

Очень хотелось бы вернуться. Дом есть дом, там все, там наша жизнь. Недавно в Донецке мы построили жилье, где сделали комфортные условия для больного ребенка. Здесь все приходится тащить на себе. Ребенок – 47 килограмм, коляска – 23. Это все нужно поднять на себе, очень сложно. Надеемся, что вскоре все закончится, и мы вернемся домой. «Это – не война народа, это – война политиков. Это они должны решать, люди между собой не воюют. Мы все люди и хотим мира, добра, спокойствия…»

Пенсионерка Галина из поселка Мирного (Донецкой области) приехала с дочерью, тремя маленькими внуками, 85-летней матерью и домашним любимцем – морской свинкой – в феврале этого года.

– Под Дебальцево, где мы жили, начали бомбить, пришлось сидеть в холодных, темных, грязных подвалах. В начале февраля волонтеры нас вывезли в Краматорск, но там много людей, печь на 70 человек, но и этому мы были рады, – рассказывает Галина. Уже позже во Львов приехали 25 человек. – Дети, прожившие хоть и недолгое время на Донбассе, до сих пор боятся громких хлопков. На нервной почве у внучки развился псориаз… Думаю, начал эту войну тот, кому нужна наша земля. Хотелось бы, чтобы была единая Украина, работа была, дети учились. Здесь мы бы хотели остаться, но пока неизвестно, что будет с жильем.

– Мы живем в закрытом пространстве. Работы нет, дома нет… Блокада на Донбассе вызывает странные ощущения, да и перечислять было бы все неконструктивно, здесь в любой момент могут развиться депрессии, – говорит эффектная женщина, лет 45-ти, из Донецка. Фонд, конечно, помогает, но моя позиция состоит в том, чтобы оказать помощь тем, кто больше в ней нуждается.

Образованная пенсионерка около 40 минут рассказывала, как вместе с внуком на отдых в Трускавец она приехала около 10 месяцев назад, да так и осталась – в чем была. Позже ей передавали теплые вещи местные жители.

«Надежда умирает последней, и почему-то отдельно от нас...» – цитирует Ирина Жванецкого. – Донецк – такой же регион Украины. Да, там немного другой менталитет. Думаю, надо перестать обхаживать этот народ, это такие же люди, и они имеют такое же право. Мне очень больно за тех, кто остался, ведь многие не могут выехать, большинство, конечно, – пенсионеры. Сейчас получается так, что мы, как коврик, по которому все ходят. Поэтому сейчас огромная проблема состоит в том, чтобы начать все сначала. Мой муж работал в Киеве, но его уволили, потому-что он из Донецка. Я люблю Украину, но я – не «ватник», не «вышиватник», а  «адекватник».

Дорога на поезде домой не всегда вызывает положительные впечатления. За 24 часа могут встретиться самые различные собеседники. Так, в Хмельницком ко мне в купе подсели двое солдат из Мариуполя, возвращающиеся с военных учений. «Мы офицеры», – гордо заявили они. Уже слегка выпившие в тамбуре, они продолжили распитие крепкого напитка. Утром «офицеры» снова достали из сумки «зеленого змия» и поделились, где, как и чем живут в Донецкой области. Грустно от того, что они до сих пор так и не поняли, гражданами какой страны, хотят быть.

– Когда пришла повестка на завод «Азовсталь», где я работаю, не знал, куда спрятаться, – говорит мариуполец. – Пришлось идти в военкомат. Нам хотелось отдельно жить от Украины. Не передавать деньги в столицу. Не хотелось ни с кем делиться.

– После того как в Крым пришла Россия и пообещала тройные зарплаты, и нам так захотелось, – говорит молодой житель Краматорска. – А что? Люди просто выходили на мирные митинги «За Россию!». Но оказалось, что в Крыму и вовсе не платят зарплат. Теперь мы точно не хотим «русского мира», пусть уходят. На нас напали оккупанты, я вызвался добровольцем, прошел учения на полигоне и будут убивать сепаратистов.

– У нас на заводе многие думали, что снова вернется Советский Союз, хлеб будет по 14 копеек. Некоторые в этом до сих пор уверены. А так мы за Украину. Под властью «ДНР» жить плохо, там воюют не только российские наемники, но и местные жители. Лучше уж в «хунте», – продолжает третий.

Поездка во Львов вызвала у меня яркое, незабываемое впечатление. Красивейший, современный город, приветливо встречавший туристов, улыбающиеся люди, помогающие друг другу… Хочется верить, что в скором будущем Украина будет действительно едина! Восток и Запад будет вместе! И переселенцы, поскорее вернуться на родную, мирную землю.

Татьяна Захаржевская, фото автора

Оставить свой комментарий: