Петр Антип: Я нанятый варяг и не выгораживаю Сина

logo
Петр Антип: Я нанятый варяг и не выгораживаю Сина - главная фотография

Мой собеседник родился в Горловке, где у него осталась одна из лучших мастерских в Украине (временно захваченная террористами). Уверяет, что ему повезло и в карьере, и с учителями. Учился в одной из старейших русских художественных школ – в Пензенском художественном училище на факультете скульптуры. Учителями у него были кореец Цой и немец Бэм. Один дал философию мироощущения, второй – понятие формы. В 28 лет стал одним из самых молодых членов Союза художников СССР, в 29 – стипендиатом СССР.

Знакомьтесь, Петр Антип — скульптор, художник, архитектор, живописец и уже более полугода, как советник запорожского мэра Александра Сина по вопросам архитектуры.

– Беседуя с Александром Сином, я узнал, что он хотел бы видеть вас главным архитектором города, но у вас нет профильного образования архитектора. Вы сотрудничаете с запорожской мэрией. Отсутствие образования не позволяет стать человеку с архитектурным слухом талантливым чиновником в области архитектуры?

– Да, Александр Ченсанович предлагал мне эту должность. Но я не хочу быть чиновником, я здесь не для этого. Я хочу заниматься творчеством, поэтому принял предложение стать советником мэра по архитектуре.

– То есть вы отказались, и это место занимают посредственные архитекторы с профильным дипломом. И получается так, как получилось в Запорожье.

– Я вообще считаю, что высшие учебные заведения должны отдельно готовить архитекторов для муниципалитетов. Потому что у главного архитектора города и свободного художника совершенно разные задачи. «Благодаря» нашей дикой капитализации архитекторы городов вынуждены «убить» художника в себе, поскольку вопросы архитектуры решает градоначальник и чиновники. Я не стремился быть главным архитектором, потому как понимал, что не буду ничего решать. И второе, для меня главное – творческая работа. Мои работы печатались в журналах, альбомах. Я имею свою нишу в скульптуре, архитектуре, живописи, мои выставки проводились в «Арсенале», других крупных киевских галереях.

Что же касается Запорожья, то я считаю его уникальным, единственным в своем роде городом в Украине со своей историей, мифами и, к сожалению, сочетанием разнополюсных энергетик. На светлую украинскую или европейскую энергетику наложилась фальшивая технократическая советская. Так исторически сложилось.

Это вызывает чувство беспокойства, когда впервые въезжаешь в город. Многие запорожцы историю своего города связывают с фильмом эпохи индустриальной романтики «Весна на Заречной улице», в то время когда вашим фундаментом является Скифия и Сарматия, Хортица, Черный камень и меч Святослава. Здесь есть уникальные вещи, которым позавидовал бы любой город. Но со времен «совка» вам навязывают трубы промзоны и 11 топонимов с именем Ленина. Когда мы избавимся от этих знаковых моментов и угнетающей энергетики, то сможем сделать шаг вперед. Я уверен, что запорожцы со мной, Сином, или без нас, но это сделают. Хортица свое возьмет!

– Но на встречу с вами я шел по проспекту, который является гордостью Запорожья, самой красивой его частью, и который построили советские архитекторы.

– Красоту дает степь, Днепр, Хортицаи люди, которые здесь живут. Это они создали город. Да, здесь работали лучшие советские архитекторы, и они сделали неповторимый проспект, которым может гордиться любой европейский город. И в это же время из-за догм советской культуры, которая здесь стала преобладать, эту архитектуру засорили. Чтобы город раскрылся, его необходимо «почистить»: сделать подсветку, реставрацию домов, красивых запорожских дворов – и Запорожье просто оживет. Я сказал Сину – это первое, что нужно сделать.

Я понимаю, что сделать это непросто. Запорожье пролетарский город, в котором затянулся постсоветский период. Этот период и породил архитекторов, наделавших «залипух» — уродских пристроек, балконов, рекламных вывесок и прочего разностилевого хаоса. Свежий пример: на пересечении улиц Победы и Тюленина стоит прекрасный дом старой постройки, к которому приделывают какое-то архитектурное недоразумение. Но кто-то же его спроектировал. Вопрос в людях, люди делают.

– Архитекторы проектируют, чиновники одобряют.

– Чиновник никогда не скомандует архитектору: делай недоразумение. Чиновник промолчит. И пускай не обижаются на меня запорожские архитекторы. От них очень многое зависело в этом городе. Им нужно было выстоять, а не чечетку бить за деньги. Я отказывался от подобных заказов. Что мешало вашим архитекторам поступать так же? Нужно было бороться за свой город. Надо и чиновникам, и бизнесменам внятно объяснять и доказывать, что гармонично и красиво. Нужно воспитывать своего потребителя. Бизнесмены наворовали на угле и металле и теперь думают, что разбираются в красоте. Да нет…

Запорожью нужно время, чтобы преобразиться. Город просто отстал в своем развитии и застрял между эпохами.

– А что делать с тем, что уже настроили? Примеров хватает.

– Ломать. Если надо — ломать. Судьбу города должны решать горожане. В архитектуре есть понятие красной линии, где строить нельзя. 

– В чем причина, что в Запорожье затянулся постсоветский период?

– В элитах, в людях. У запорожских элит нездоровая конкуренция. Они не хотят сделать лучше, они добиваются, чтобы другой не смог ничего сделать. Такие странные у них задачи. Элиты должны объединяться независимо от того, к каким партиям они относятся, и начинать строить свой город. А они объединились для наезда на мэра. Такой странный запорожский патриотизм.

– Наверное, мэр заслужил те претензии, которые предъявляют к нему запорожцы.

– Я простоял весь Майдан, отвечаю за каждое слово и имею право утверждать, что люди вышли не для того, чтобы поменять одного чиновника на другого, а для того, чтобы поменять систему ценностей.

Запорожье встряхнулось от «смотрящих», но ваши элиты сразу нашли себе нового «смотрящего» в лице «Запорожстали», потому что не знают, как существовать без хозяина. Наверное, это естественно для человека, который долгое время был под кем-то.

В Запорожье сложилась уникальная ситуация, когда город не взял под опеку ни один олигарх. Сейчас за него идет борьба, и у запорожцев есть реальный шанс отстоять свой город.

Посмотрите на Польшу, которая в 90-х годах оказалась в ситуации гораздо худшей, чем Украина, и какой развитой страной она стала без олигархов. В Польше нет ни ОДНОГО олигарха. Посмотрите, где мы, а где Польша. Проблема Украины как раз в олигархах. Новая власть, увы, им подыгрывает. Когда Яценюк приезжал в Запорожье, мэра города не внесли в протокол визита. Я уверен, что это проделки Ахметова. Вы не подумайте, что я выгораживаю Сина, я нанятый варяг и согласился здесь работать, потому что ваш город особенный.

Если бы городская власть не стояла за самостоятельность Запорожья и не боролась против наездов, то она бы спокойно договорилась с олигархами и все бы моментально утряслось. Не было бы никаких мелких надуманных уголовных дел, над которыми смеются юристы.

Когда я в прошлом году приехал в Запорожье и просмотрел прессу, то понял, что «Запорожсталь» хочет подчинить себе город. «Запорожсталь» – это Ахметов. Я знаю, как Ахметов себя повел в Донецке, и знаю, почему возникло «ДНР».

Днепропетровск и Коломойский, Донецк и Ахметов – что плохого в олигархах, если посмотреть на эти города? Их офисные и торговые центры забиты, у нас же сквозняки гуляют в свободных помещениях, которые никто не арендует. Тот же Ахметов построил стадион за свои деньги для своей команды, а в Запорожье Карташов построил спортивную арену для Дворецкого (бывшего владельца «Запорожстали») за деньги громады.

– Днепропетровск базируется на научной элите, в нем есть инженерная мысль, культура, техническая интеллигенция. Это их заслуга в развитии города, а не исключительно Коломойского. О Донецке я такого сказать не могу. Я бы не гордился Донецком, хотя родом с Донбасса. Никогда там бы не произошло сегодняшнего кошмара, если бы люди на окраинах Донецка не жили так, как они живут. С 1914 года их образ жизни мало изменился, поэтому они берут в руки автомат и так легко идут воевать. В Донецке 900 тыс. жителей, а в области – 4 млн. Поедьте и посмотрите на жизнь этих миллионов. Им все равно, где погибать – в копанке или в окопе.

Да, Ахметов «причесал» Донецк и сделал показуху, которая далека от реальной жизни Донбасса. И стадион он построил не на свой счет, а на деньги жителей Донбасса, которых беспощадно грабил. Ахметов – это позор Украины. Это сотни тысяч людей, которые стали несчастны с приходом «хозяина Донбасса».

 

Несмотря на затянувшийся период дикой капитализации и пролетарскую культуру, которая наложила отпечаток на современную жизнь Запорожья, мы можем и должны обойтись без олигархов. Я знаю, что здесь нужно сделать.

Считаю, необходимо уделить внимание Хортице и сделать современный большой музей, такой мощный культурный и духовный центр не только Запорожья, но и Украины, где были бы объединены прошлое, настоящее и будущее. Мы сейчас над этим работаем. Также необходимо возрождать инженерную мысль в городе. Запорожье должно стать центром разработки стратегии развития для юга Украины и Крыма.

Мешает развитию города и среднее звено чиновников, которое продолжает работать по-старому и после пропажи Януковича и всех его «смотрящих». Это проблема всей Украины. Эти чиновники живут сегодняшним днем — их задача отхватить, как можно больший кусок сегодня.

Сложно что-то системно менять, пока не придет новый депутатский корпус. Сейчас депутаты в большинстве своем «под кем-то» – под заводом, под партией, под местным князьком – и выполняют их «хотелки». Когда будут представлять людей, двор, улицу, тогда и начнут действительно отстаивать интересы города. Когда это произойдет, вот тогда сдвинутся и парковки, и архитектура.

– А как вы вообще записались в советники?

–Я в Запорожье еще с Поляком работал, потом с Карташовым заканчивал задумки Поляка. Но и при Поляке, и при Карташове тесно сотрудничал с Грищенко. Несколько лет назад позвонил Владимир Федосеевич и попросил прорисовать площадь напротив театра им. Магара. Я сделал эскиз, и на презентации проекта этой площади мы с Сином и познакомились. Потом он пригласил меня поработать советником. На то время я находился в Германии.

– Почему вы согласились? Ведь в финансовом плане, я так понимаю, вы не обижены. Есть имя и заказы, а тут какое-то Запорожье, и Син с непонятной историей и кучей врагов.

– Ну, во-первых, не с каким-то Запорожьем. Ваша Хортица, ваша история – это такое знаковое место в Украине, где я хочу оставить свой след как художник. Во-вторых, у меня было основание поверить Сину.

– Какое?

– Я сделал эксклюзивный проект фонтана на площади Фестивальной.

– Это знаменитый «Анисимовский фонтан»?

– Да, я выиграл тендер, который проводили Анисимов с Пеклушенко (разговор с Петром состоялся до трагической гибели Александра Пеклушенко, – авт.).

Напомню, я сделал проект площади возле театра Магара, который понравился Сину. Он пригласил меня к Пеклушенко, и Александр Николаевич предложил этот проект воплотить на пл. Фестивальной. Меня отвезли в «золотой офис» представить свой проект. Анисимов посмотрел и сказал, что ему будут строить итальянцы – мои конкуренты. Я изменил свой проект, и окончательный вариант Анисимову понравился. Анисимов поставил передо мной только одно условие: чтобы запорожский фонтан был лучше, чем в Виннице. Проект действительно получился лучшим в Украине, это уж точно. По мере работы над ним я заметил, как Сина от этого дела потихоньку отодвигают. Я прямо спросил, почему над городским проектом я работаю с губернатором, а не с мэром. Мне объяснили, что так надо, и на презентации на билбордах должен был быть я, Анисимов и губернатор.

Когда я спросил Сина уже при встрече в Киеве, почему его убрали из проекта фонтана, он мне ответил: «Пеклушенко собирался пойти в мэры». Вот тогда я понял, что Син не завязан ни в каких схемах. Ну а когда позже он сказал, что теперь у него есть возможность сделать что-то для города, я согласился. За восемь месяцев мы совместно с запорожскими архитекторами разработали проект пл. Маяковского ниже от проспекта, к Днепру. Но пока он завис. Будет обидно, если в корзину уйдет классная работа. Я не хочу за него бороться. Это политика, которая не связана с архитектурой. На комиссии депутаты, которые тормозят проекты, сказали, что они им нравятся, но… они не хотят и все. Причина мне понятна – это был бы для города имиджевый проект, который поднял бы его рейтинг. Депутаты сказали, что в Запорожье нужно заниматься не архитектурой, а канализацией и крышами. Как будто в Виннице и Днепропетровске крыш не латают...

Показательна также история с памятником Шевченко. Уже сто лет в Запорожье не могут почему-то возвести толковый памятник Кобзарю. Если говорить о современности, то тут дело даже не в деньгах. Я слышал такое мнение от запорожских чиновников: нам идолы не нужны.

Но ничего, нужно набраться терпения, отбиться от олигархов и продолжать работать. Как только раскроется истинная суть Запорожья, оно оживет и станет одним из красивейших городов Украины – у него нет другого выхода.

Дмитрий Смольенко

Оставить свой комментарий: