Запорожский «титушка» о разгоне майдана: Мы победили

logo
Запорожский «титушка» о разгоне майдана: Мы победили - главная фотография

Напротив меня сидит убежденный антимайдановец. Хотелось сделать интервью с «титушкой», с тем, кто вместе с правоохранителями разгонял майдан в январе 26-го прошлого года. Кинул клич по знакомым. Знакомые откликнулись и нас свели.  Расстроился - из нас двоих на «титушку» больше похож я.

 Чистая рубашка, пиджак, галстук – все дела…  Связная речь, грамотно построенные предложения, умный взгляд и такие же залысины в 27 лет. Зовут – Александр.  Несмотря на отсутствие спортивного костюма,  26-е января он провел в здании ОГА бок о бок с работниками милиции.

Сидим, беседуем. Вернее, его рассказ я редко прерываю своими вопросами. Интересуюсь, какая дорога привела его в тот памятный для запорожцев день, к зданию областной государственной администрации.

Я верил в ПР и голосовал за Януковича

- 25 января в сети был анонсирован очередной майдан в 12 часов дня на площади Октябрьской под стенами ОГА. На тот момент началась волна захватов областных администраций практически по всей Украине – обзвонил знакомых, которые придерживались другой политической позиции, тех, которых вы называете «антимайдановцами». Договорились собраться на Фестивальной – по другую сторону от своих политических оппонентов. Нашим лидером «Народного ополчения Запорожья» был на тот момент Саша Патаман. Я слышал, кто такой Патаман, но познакомился с ним именно в тот день. С нами бабушки, которые антимайданили еще с 2004 года, два Георгиевских флага. Всего человек 250.

 

- Ты идейный противник майдана?

- Я искренне верил в ПР, я  искренне за них голосовал, и голосовал за Януковича.  Считал, что майдан это европейский проект, реализуемый на европейские деньги. Я понимаю, что у каждого своя точка зрения, я ее принимаю, но считаю, что  никому не нужны эти жертвы на майдане и считаю, что захват админзданий недопустим.

Меня устраивал Янукович как Президент. Я понимал, что воруют все. Сегодняшний день служит тому подтверждением - поменялись люди, а схемы остались. Выходит, что в принципе ничего не поменялось. Напрашивается вопрос: «за что они стояли и к чему это привело»?

- Тебе всего 27 лет. Достаточно молодой возраст. Я понимаю, что я в свои почти 45 мало во что верю, но ты, где юношеский максимализм?! Неужели не хочется поломать воровскую систему,   сделать так, что бы ни грабили страну. Неужели не хочется, чтобы мы жили пусть не в Европе, но хотя бы как там живут?

- Воруют везде, и в Европе тоже. Да, там воруют в малой степени. В той же Швеции госслужащий получает достойную зарплату и там воровство строго карается законом.

- Ты был за границей, в  той же Европе?

- Нет, в Европе не был. За границей был – работал на Ямале.

Мы со своей задачей справились и ОГА устояла

- Вернемся к 26-му.

- В тот день майдан был заряжен. Помимо обычных активистов были провокаторы, которые расшатывали толпу и нагнетали ситуацию. Звучали призывы поставить Пеклушенко на колени и лишить его полномочий.   К губернатору с требованиями отправилась делегация – вернулись ни с чем. Позже к народу вышел сам Пеклушенко и изрек перед толпой знаменитое:  «Умру с партбилетом». Поступок, который заслуживает уважения в отличие от Януковича, который оставил свой пост, сбежал из страны, а мог бы еще полгода быть легитимным Президентом.  Майдан хором крикнул:  «штурмуем ОГА» и началась движуха. Народ начал штурмовать  областную администрацию. Посыпались стекла, полетели камни, милиция ответила слезоточивым газом и светошумовыми гранатами.

 

Мы оставили женщин на Фестивальной, и заняли оборону у входа в здание  со стороны  «Байды» вместе с Тимченко, помощником Рогова и другими антимайдановцами. Со многими, кто не уехал в Россию, Крым, я до сих пор общаюсь. Стояли плечом к плечу с работниками милиции.

Нас закидывали льдом, бросали в нас взрывпакеты. Были словесные перепалки, небольшие стычки – до драк не доходило. Часть агрессивной толпы нам удалось отвлечь на себя от работников милиции. Считаю, что ы со своейм задачей справились, и  здание обладминистрации устояло. Как поутихло, нас запустили во внутренний двор администрации, чтобы в дальнейшем избежать провокаций. Сказали: «Спасибо ребята, как нужно будет - мы позовем, вы нам поможете».

 

С этого момента я уже не покидал здание ОГА. Только часа в четыре из столовой на третьем этаже, где можно было перекусить и выпить чаю, вынес нашим женщинам на улицу передачу. Во дворе встретил Сина, который сел в машину и покинул ОГА.

Говорили,  Патаман получил за нас деньги, что не доказано, и я не имею права его осуждать

- Запорожцы, решившиеся на штурм администрации, до сих пор упрекают вас в том, что вы защищали  ОГА за деньги. Трудно с этим не согласиться, видя на площади 26-го молодых парней в спортивных костюмах.

- Я могу сказать, что проплаченные люди были как с нашей стороны, так и с той. На видео из интернета видно как рядом с «Беркутом» бегают «титушки» у которых оттянуты карманы, видно,  что деньги прям выпирают. Эти ребята сидели в «Байде» и на втором этаже администрации. Проплаченные люди есть всегда. В обществе есть просто сочувствующие, которые на бытовом уровне сидят по домам и жалеют тех или других. Есть «актив», которые без денег готовы прийти и отстоять свою точку зрения, есть фанаты,  и обязательно для массы нагоняют за деньги участников процесса. Так было всегда, так есть и сегодня. Последний пример – попытка активистов «Силы нации» снести памятник Ленину. Мы общались с «Правым сектором», его представители сказали, что не будут участвовать в этом: «Мы не приедем, мы не хотим, чтобы в Запорожье был второй Донбасс. Мы прекрасно понимаем, что если мы сейчас его снесем, то мы просто разозлим народ» - это их слова. Безусловно «Сила нации» использовала финансовый механизм для привлечения молодежи на это мероприятие.

Про себя могу сказать, что защищал администрацию не за деньги – мне никто не платил. Потом были слухи, что Патаман за то, что привел нас, получил деньги.  Но это не подтверждено и я не имею права его осуждать.

 

- А ты подчинялся Патаману?

-Никому я не подчинялся. Нам дали 220 вроде кабинет. Показали где столовая и туалет. Вот и все. Все были предоставлены в принципе сами себе. Люди сидели, чтобы в случае необходимости защищать обладминистрацию.  В 200 кабинете был атаман Панченко со своими казаками, которым он давал указание,  что делать.

Титушки - маргиналы, которые не соображают, что происходит в стране и далеки от общественной жизни. Они просто пришли подраться.

- В интернете гуляет видео, на котором видно как работники милиции вместе с «титушками»  сидят в сессионном зале. Ты заходил туда?

- Нет, я думаю, что их инструктировали до часу дня. Это мое убеждение. Потому что когда мы зашли, они все уже были возле 200-го кабинета со стороны Фестивальной. Там же было очень много милиции, которые радикально были настроены к майдановцам и только ждали команду «Разогнать»!  

 

- Почему милиция на твой взгляд так относилась к участникам майдана?

- Была злость из-за Киевских событий, где жгли их товарищей, плюс взвинчены были попыткой штурма. В них летели камни, лед, ими толпа продавила витрину на первом этаже облсовета, хотя у нас все прошло достаточно мягко. Я думаю ночного штурма администрации, который все ждали, и не было бы. Нам сказали сидеть внутри и никуда не лезть. Мало ли что может произойти, кто-то запомнит лицо. Мы сидели в ОГА. С нами никто из чиновников или руководства милиции не общался, просто ребята в форме видели, что мы за них. К восьми вечера на майдан принесли бочки, зажгли костры. Панченко опять собрал своих казаков и к девяти часам выставил их у входа в ОГА. На первом этаже уже стояли «титушки». Могу сказать, что это маргиналы, которым все пофиг. Они вообще не соображают, что происходит в стране, далеки от общественной жизни. Были возбуждены и хотели просто подраться. Позже были слухи, что люди Анисимова, что люди Пеклушенко.

Разгон прошел быстро, думаю,  минуты за три они управились.

К этому времени многие ребята из «Ополчения» стали расходиться. К этому времени в нас отпала необходимость - мы прекрасно понимали, что есть силовые структуры, есть проплаченные люди.  За себя скажу, что тоже был готов взять в руки дубинку. «Титушки» надели «намордники», достали дубинки, надели белые повязки для идентификации. Я предупредил своего друга – майдановца чтобы уезжал домой, он потом поблагодарил меня за это. Когда стал выбегать «Беркут», мы им аплодировали, эмоционально поддержали. Выбежало много «беркутовцев», за ними «титушки». Меня товарищ одернул, чтобы я остался. Мало ли – много видеокамер, «титушки» в намордниках, а мы - без. Когда начал работать «Беркут», я вышел на улицу. Все прошло быстро,  думаю,  минуты за три они управились.

 

К  одиннадцати регионалы привезли своих людей, после зачистки майдана, после того как по периметру стали сотрудники милиции и убрали госадминистрацию, привезли членов Партии регионов – по одному, два автобуса со всех районов города. Перед ними выступил Пеклушенко, рассказал о том, что было днем. Передал слово Стриганову, который объявил о бессрочном и круглосуточном митинге Партии регионов в поддержку действующей власти. Ночь члены партии по очереди с флагами гуляли возле здания ОГА. Насколько я знаю, привезли актив, им ничего не платили. Ну, а утром привезли членов с области, которые нас поменяли. В восемь утра я ушел домой. На этом моя история разгона запорожского майдана от 26-го января закончилась. Мы победили!

Титушек привлекли, что бы размазать ответственность между милицией и гражданскими.

 - Как ты сейчас относишься к разгону? Ты говорил, что готов был взять в руки дубинку, ты видел, как и милиция и «титушня» били лежачих.

- Я видел и наоборот, как в Киеве 18 февраля в Мариинском парке парню с Бабурки, приехавшему на митинг ПР, который тупо пошел в туалет проломили голову. Он лежал в реанимации и умер в начале марта.

- Как ты думаешь, зачем привлекли к разгону «титушек», у милиции не хватало сил?

- Не думаю. Сил хватало. Есть же политтехнологи, есть специалисты, которые знают, как подобные дела организовывать. Я думаю, что привлекли «титушек» для того, что бы размазать ответственность и разделить вину между милицией и гражданскими.

- Сейчас прокуратура ищет свидетелей разгона.

- Я думаю, что они сами все знают. Тот же Шацкий,  думаю, все прекрасно знает: как происходил разгон, кто давал команды, из каких, райотделов работники милиции участвовали в том разгоне, кто руководил «Гепардом».

 

- Мог ли Пеклушенко не допустить разгона?

- У него уже не было выбора. Страну качало и если бы не разогнали 26-го, то 27-го пришло бы не три тысячи, а десять и сотрудники милиции уже ничего не смогли бы сделать, а администрацию захватили бы по-любому. Я считаю, на тот момент Пеклушенко поступил правильно. В Запорожье не было радикальных стычек и их нужно было предотвратить.

«300 спартанцев» я пропустил в СИЗО

- Ваша победа была недолгой. Мне кажется, вас просто разгромили в «яичное воскресенье». Ты принимал в этом участие?

- Нет,  подвиг «300 спартанцев» на Аллее славы я пропустил в Харьковском СИЗО.

- ?...

-  Я побывал по обе стороны захвата областных администраций. Запорожье я защищал от штурма, а в Харькове был на стороне тех, кто раньше штурмом взял облгосадминистрацию.

- 7 апреля в Харькове объявили о создании  Харьковской народной республики. Мы вдевятером выехали из Запорожья в Харьков для фиксации всех событий. Мы не знали, что будет проводиться антитеррористическая операция по зачистке Харьковской ОГА от митингующих.

 В 5 утра мы заехали в Харьков и в половине шестого были возле администрации. В 6.20 подъехало три ПАЗика, выбежали люди в черном камуфляже без опознавательных знаков, и с автоматами: «Ура працює спецназ».   Нас, всего 66 человек,  задержали по ст. 185 Административного кодекса (неподчинение сотрудникам милиции)  и развезли по разным райотделам. День просидели в автозаке. Вечером приехали из следственного управления и переквалифицировали статью на 294-ю УК (организация и участие в массовых беспорядках).  На следующий день нас должны были отвезти на суд. Я был уверен, что запорожскую группу отпустят – с нашей стороны не было никаких правонарушений. Суд дал меру пресечения 60 дней в СИЗО, но так, как наша статья является тяжкой, от 5 до 8 лет, суд обязан назначить сумму залога, чтобы изменить меру пресечения. Наша сумма составляла 80 минимальных зарплат, а это 97 тыс. грн. Суд имеет право увеличить сумму залога, и он ее увеличил до 182 тысячи 700 грн. Нас отвезли в СИЗО, где разместили по разным камерам. Так началась моя тюремная жизнь. В Запорожье у памятника Ленину наши активисты собирали для нас деньги, и харьковские товарищи заносили нам передачи: продукты, вещи, сигареты и средства гигиены. Каждую неделю нам приходила народная помощь. Апелляция прошла без нашего участия, которая не изменила меру пресечения. Каждые два месяца нам продлевали отсидку. В мае часть людей выпустили,  в том числе и Володю Балагуру (лидер запорожской организации «Наш город», для одних - защитник Новороссии, для других - сепаратист, - Ред.) с сыном. У всех были разные суммы залога, интересно, что самая большая сумма – 241 тыс. была у человека без прописки. Часть людей поехала в Славянск. На сегодня из тех, кто сидел, - шесть  человек погибло в Славянске. Я продолжал сидеть, хотя деньги для залога были, на счетах лежало 4 млн грн,  но Киев блокировал счета и не давал возможности для проплаты.  24 июля наконец-то заплатили залог и за меня, я вышел под подписку на волю.

 

За нас заплатил Царев

- А кто занимался вашим освобождением, кто заплатил залог?

- За нас заплатил Царев. Он лицо, через которое осуществлялись платежи. Его же деньги или нет, я не знаю.  Я думаю, что деньги зашли со стороны России.

Последний, из запорожской группы вышел в октябре месяце. До сих пор в Харьковском СИЗО сидят 12 человек из 66 по нашему делу.  Решается то ли выпустить под залог, то ли обменять на военнопленных.

Сейчас продолжается суд, с 27 июня продлевается судебное заседание, которое проходит в режиме видеоконференции. Из 6 запорожцев, которые не поехали ни в «ДНР», ни в «ЛНР» только троим дали добро на формат видеоконференций, а трое продолжают ездить на заседание в Харьков.

- Не думаешь ли ты, что вы своими действиями разваливаете Украину?

- Разговоры о федерализации идут с 2010 года, коммунисты собрали 3 млн подписей, но парламент не провел этот законопроект о референдуме. Дайте провести референдум, пусть народ решит, и я приму любой его выбор.

- Как думаешь, чем закончится для вас суд?

- Я думаю, что они продлевают заседания, потому что сторона обвинения не знает, в какую сторону закончится АТО.

- Если после суда окажешься на свободе, какие планы, не исключаешь, что окажешься на стороне Новороссии?

- Я промолчу, сейчас не хочу отвечать на подобные вопросы.

Дмитрий Смольенко

Оставить свой комментарий: