Дважды беженка в Запорожье: Семья спасалась от войны на Кавказе, а теперь – в Украине

logo
Дважды беженка в Запорожье: Семья спасалась от войны на Кавказе, а теперь – в Украине - главная фотография

В запорожском общежитии для беженцев, которое находится на Опытной станции в Коммунарском районе города, сейчас вместе со своей семьей проживает Нина Петросян. Эта женщина – дважды беженка. В свое время ей пришлось бежать из Баку в Армению, потом в Донецк и относительно недавно – в Запорожье. Нине почти 60 лет, но женщина не сдается, заботится о своей родне и не боится опять начинать все заново, хоть и признает, что очень устала. Она не бросила свою сестру с ее дочками, когда была возможность у Нины уехать. И теперь они своим «бабским батальоном» пытаются наладить жизнь и быт здесь, в общежитии Запорожья. Кстати, 26 января исполнилось ровно полгода, как Нина с семьей находится в нашем городе.

Блокада, холод и 300 грамм плесневелого хлеба

- в 1988 году в Баку (столица Азербайджана – авт.) стали выгонять армян. Мы до последнего оставались, так как тяжело было уезжать с Родины, также у моей родной сестры Тани двое маленьких детей…  Когда стало совсем невозможно, ведь просто по дворам ходили и искали армян, чтобы убить, мы взяли детей и уехали в Армению, - рассказывает Нина.

Вещей тогда толком с собой и не взяли – надо было спасать жизнь. Все имущество, квартиры, вещи остались в Баку. Как беженцев Нину, Таню и детей поселили в гостинице в Армении. За вещами Нина потом приехала, чтобы хоть собрать постельное белье и теплые вещи, но вот уехать сразу не смогла. Закрыли авто вокзал и ж\д вокзал, потом армян на автобусах вывозили военные.

- Первый год было нормально, ничего не могу сказать, я работала в пансионате в столовой. А потом – блокада. Не было ни газа, ни света, ни еды, дети были голодными, - рассказывает со слезами Нина.

В день давали лепешку весом 300 грамм. Лепешка была заплесневелой и аж зеленой по краям. Женщины отламывали плохой хлеб и мякишем кормили детей.

- Мы были такие голодные – передать вам не могу. Дети этот хлеб ели – а есть его было невозможно! В магазин ходили покупали маргарин, его детям на хлеб мазали. Нас одна соседка армянка пожалела, - никогда не забуду. Она нам принесла горячую картошку, говорит, сядьте, покушайте. Мы как налетели… Но жить так было невозможно. Мы голодали, очень замерзали, так было холодно, что просто невозможно было, - вспоминает женщина.

Боялись доить коров, поэтому убирали навоз

Потом Нина, Татьяна и двое детей в 1993 году собрали свои немногочисленные вещи и уехали в Запорожье.

- Сейчас я так жалею, что мы тут (в Запорожье – авт.) тогда не остались. Нам тогда дали общежитие в селе Мокрянка. Но мы там не смогли работать, - признается Нина.

Женщины чистили и мыли коровники, работали на поле. Долго такую работы городские выходцы не выдержали. Коров боялись и даже подойти подоить просто не могли. Раз боялись коров – то пришлось убирать навоз. Такую работу молодые городские женщины выдержали около месяца.

Тетя Лиля из Донецка, отца сестра, пригласила родню к себе.

- Вот дураки мы были, когда поехали… А то гляди, жили бы в Запорожье, в общежитии, работу бы уже нашли… может, и квартиру бы уже купили свою, - сокрушается Нина.

Война в Украине – это для нас дико

Не зная, как жизнь сложится дальше, в 1993 году семья переехала в Донецк.

- Мы приехали в конце августа, нам бабушка дала маленький флигель с летней кухней. Мы там жили, пока я не поселилась в общежитии в Донецке. Мы такие счастливые были – есть газ, свет, вода, а во флигеле этого всего не было, - говорит Нина.

Дочка Марина в 22 года вышла замуж и переехала в квартиру мужа. Соня (Биата) тоже вроде определилась.

- Мы думали, что дочки наши устроены, пошли внуки. Я их называю своими дочками, Танины дети для меня – родные. А Таня мне как мать, подруга, сестра. Ей и ее детям и внукам я посвятила всю свою жизнь, поэтому это и мои дети, - говорит Нина.

С работой в Донецке сложилось все нормально. По словам Нины, в Донецке нет работы лишь для тех, кто работать не хочет.

- Мы работали в диспансере, устроились санитарками. Таня оттуда сразу потом на пенсию пошла. А я еще работала дворником, уборщицей, санитаркой. Хочу сказать, что работы – сколько хочешь, главное – кто ищет, тот найдет. А потом я вышла на рынок. Марину делала полуфабрикаты для магазинов. Таня не работала – у нее сосудистая дистония, ишемия сердца, раз в полгода ей надо ложиться в больницу, поэтому она у нас была на хозяйстве - рассказывает Нина. - Тяжело было с языком. В Баку дети проходили азербайджанский язык, в школе изучали английский, а Армении – Армянский язык начали изучать, как национальный, дополнительно – французский, потом же учили украинский язык.

22 года семья прожила в Донецке… а тут война. Начались боевые действия, бомбили аэропорт, стреляли. Думали, что это ненадолго.

- Мы не думали, что начнется такая широкомасштабная война. Война на Украине – это для нас дико. А когда уже снаряд во двор попал и нас накрыло взрывной волной, дом аж трясся, окна вылетели, внук (Дамир) так кричал, плакал, мы не выдержали. Я поехала на ж\д вокзал билеты покупать. Это было 26 июля, - рассказывает Нина.

В итоге билеты нашли только на автовокзал. Было решено ехать в Запорожье, так как этот город более-менее знали. Прежде, чем уехать, просидели почти 5 часов на вокзале.

Мы выжили благодаря волонтерам и церкви

Так Нина, Таня, Марина, внуки Ира и Дамир уехали в Запорожье. А Соня вначале осталась в Донецке, чтобы не обокрали квартиру. А сейчас не может приехать в Запорожье – Донецк закрыт, жалеет и плачет. Нина с Соней общаются по телефону. Соня сидит в Донецке без газа, света, воды и боится лишний раз выйти на улицу.

- В Запорожье нас встретили хорошо. Сразу помогли в МЧС, также подключились в церкви. Из МЧС нас привезли в общежитие. На руках у нас была только одна Танина пенсия, из вещей – ничего. Из церкви нам волонтеры помогли продуктами на первое время, кое-какими вещами. Начинали в Запорожье все с нуля. Ехали в Запорожье без куртки, без сапог, в чем вышли из дома. А выбежали в футболке, джинсах и шлепках. Все, что на мне, всю одежду я нашла уже по прибытию, ребенка одели и обули при помощи волонтеров и центров помощи, куда ходили и искали вещи… Нас даже в Армении так не встретили, - признается Нина.

По ее словам, Таниной пенсии хватало на то, чтобы купить хлеб, чай, сахар, а лук, картошку, консервы, порошок, мыло привозили волонтеры. Август, сентябрь, октябрь, семья сидела без денег, а первую пенсию получили в ноябре (пенсия Тани 999 грн – авт.).

- Честно говоря, мы выжили благодаря волонтерам и церкви, говорит Нина.

Сейчас 14-летняя внучка Ира лежит в областной детской больнице – у нее неврит лицевого нерва. Дочка Марина сняла комнату, Таня тоже сейчас находится там – они вместе ходят в больницу. 3-летний внук Дамир тоже с ними. Как только Иру выпустят с больницы, Дамир и Таня вернутся в общежитие. Дамир только недавно вылечился – у ребенка был острый бронхит.

Нина рассчитывает весной устраиваться на работу, как только потеплеет.

- Пойду санитаркой в больницу, кем угодно, где получится. Таня болеет, она работать не сможет, - говорит Нина. – Мы все хотим вернуться домой в Донецк, у нас там квартира осталась, мы там прожили 22 года. Но если будет некуда возвращаться, то деваться больше некуда – останемся тут, в Запорожье.

В «женском батальоне» с маленьким мужчиной

- Начинать с нуля всегда тяжело… В Донецке начинать было тяжело, Донецк – большой город, было тяжело, так как мы голодали, денег, хотя работали и я, и Таня, не хватало. Моей зарплаты, когда я работала в больнице, хватало на мешок картошки, сетку лука и хлеб. Я даже свое кольцо золотое продала в Донецке, чтобы детей покормить. Стало легче, когда я пошла на рынок. В Армении было легче тем, что когда мы приехали, мне сразу там предложили работу в пансионате – я там работала и официанткой, и посудомойкой, и уборщицей… А в Запорожье приехали – нет ничего: ни кастрюльки, ни чашки, ребенку кашу не в чем было сварить, - сравнивает три своих переселения Нина. 

- А вот в Запорожье нам помогли больше всего, я даже не ожидала, что нам, переселенцам, будут так помогать вещами и продуктами. Я боялась, как мы будем жить, что одевать, в чем ходить, куда детей девать, ведь денег нет, пенсии не было. А тут помощь приходила нам от других людей, - говорит Нина.

Таня с мужем разошлась еще в Баку, а муж Нины уехал со своей родней в США и связь с ним пропала. Из Баку муж Нины уехал в Армению, после этого они так и не нашлись. Нина не знает, а какой стране ее муж – Армении, России, Америке.

- Жив он или нет, где он находится – я не знаю. Может, у него уже другая семья. 26 лет с ним нет никакой связи. С Владимиром я не уехала, так как он звал только меня, а я не могла бросить Таню с детьми. Муж уехал с родителями и сестрой. Так мы потерялись, я его искала через передачу «Жди меня», по интернету… но я его не нашла ни в какой стране, - говорит Нина.

- Я даже не знаю, как мы все это пережили, если честно, - вспоминает Нина. – Может, потому что мы были вместе с сестрой. Было, и падали духом, но старались ради детей, ведь нам нельзя опускать руки. А теперь тем более нам нельзя падать духом – у нас внуки… Я вообще редко, когда так плачу.  

В «женском батальоне» с одним мужчиной – маленьким внуком, женщины уже научились справляться сами.

- Если честно, мы уже привыкли справляться сами, без мужчин. В доме мужчиной всегда считалась я, - признается Нина. – Это пойти, заработать, купить, принести. Всю, так сказать мужскую работу, я взяла на себя… Скажу одно – терпения нам всем, и чтобы поскорее эта война уже закончилась.

Также в этом общежитии на Опытной, где живут беженцы, родители детей просят помочь оборудовать детскую комнату. По словам обитателей общежития, нет никаких условий для деток. Вся малышня возится в коридоре.

Все, кто может помочь в оборудовании детской, может обращаться по адресу общежития ул. Опытная станция, 74.

Стоит добавить, на данный момент в общежитии на Опытной станции проживает 23 семьи переселенцев с Донбасса – всего 72 человека.

Бежать дальше им некуда. Но помочь им можно.

Юлия Христиченко, «Вся Власть»

Фото, видео Ярослава Бондаренко

Оставить свой комментарий: