После "Града" - "Вся Власть" побывала в Мариуполе

logo
После "Града" - "Вся Власть" побывала в Мариуполе - главная фотография

В субботу утром, 24 января, восточная часть  города Мариуполь Донецкой области подверглась артобстрелу. В результате погибли  30 человек, более 95 мирных жителей получили ранения – многие из них в тяжелом состоянии. Киев обвинил в случившемся ополченцев ДНР. В министерстве обороны самопровозглашенной республики отвергают обвинения. Представители ополченцев заявили, что у них нет артиллерийских систем рядом с Мариуполем. ​Миссия ОБСЕ опубликовала очередной доклад, в котором сказано, что Мариуполь был обстрелян установками «Град» и «Ураган» с востока и северо-востока – со стороны населенных пунктов, контролируемых ополченцами ДНР.

В воскресенье утром корреспонденты «Прав.Ды» и «Всей Власти» были в Мариуполе.

Наша командировка началась с совместного  брифинга губернатора Донецкой области Александра Кихтенко и мэра Мариуполя Юрия Хотлубея. На брифинге присутствовал народный депутат Егор Фирсов. Журналистам сухо рассказали то, что журналисты знали и  без мариупольских чиновников. Нас заинтересовало лишь высказывание Юрия Хотлубея о том, что трагедия в Восточном микрорайона объединила мариупольцев, что в городе растет патриотизм, и городские власти обязаны развивать этот настрой.

- В эти минуты идет всеобщая панихида по погибшим в  храме Архистратига Михаила, после чего состоится Крестный ход, на который придёт пять, десять тысяч горожан, - воодушевленно закончил брифинг мэр Мариуполя.

После брифинга мы отправились к храму Архистратига Михаила. Действительно в нем шла панихида, но вместо десяти тысяч горожан обещанных Хотлубеем перед храмом размахивали флагами Украины десяток активистов.

На этом мы закончили общение с чиновниками и их обещаниями и в сопровождении  бойца «Азова» проехались по Восточному микрорайону, чтобы наглядно убедиться с последствиями обстрела. По пути боец «Азова» - тихо ругался на «Президента мира» и сетовал, что для мира нужна победа и политическая воля. Нужен «Президент победы», иначе мы устанем себя идентифицировать по местам терактов.

-  «Я Волноваха», «Я Мариуполь», черт возьми, я Андрей – боец «Азова», который готов победить в этой войне. Почему этого не хочет мой президент?, - возмущается боец.

Рынок. Сгоревшие и обгоревшие магазины, киоски, ларьки. Асфальт усеян следами от реактивных снарядов. Где нет асфальта – глубокие воронки. Возле одной из них, предприниматель, по всей видимости, владелец соседнего ларька поведал нам, кто автор обстрела.

- Всё это провокация украинской армии. Кто завалил памятник Ленину, кто расстрелял Управление милиции, кто обстрелял Левый берег – украинская армия, только она!  Лично господин Порошенко с Турчином, - говорит случайный прохожий.

О нем говорил Юрий Хотлубей, когда уверял нас в патриотизме горожан?

У  рынка возле церкви разбит временный лагерь для пострадавших. В нем волонтеры, сотрудники ГСЧС и представители Красного креста оказывают помощь пострадавшим: обогревают в палатке, угощают горячим чаем и кормят бутербродами, раздают одеяла и подушки, оказывают медицинскую помощь и выдают пленку для окон. За пленкой большая очередь, она закончилась и волонтер обещает пострадавшим,  что пленку скоро привезут из Бердянска. Счастливый обладатель пленки тянет в разбитую квартиру собачонку, которая вместе с хозяином уцелела во время обстрела. Боец «Азова» приносит плоский, неправильной формы осколок от «Града» размером с пачку от сигарет – «Такого хватит, что бы разрезать человека пополам. Нашел неподалеку. Здесь их навалом».

Едем на стоянку, где сгорели автомобили. Одна искорёженная машина лежит на крыше – рядом с ней воронка от снаряда. По все видимости прямое попадание, от которого автомобиль перевернулся и загорелся, пламя от него распространилось на остальные. Красивая для фотографа картинка – почти монохромные автомобили, фарой которого у иссеченного осколками капота играет соседский пацан… И у ворот стоянки контрастирует с автомобилями залитая алой кровью рекламная раскладушка у магазина – здесь нашла свою смерть молодая девушка. Магазин от мародеров охраняют сотрудники МВД. Через дорогу еще одна воронка, возле которой на коленях стоит и молится женщина, ранее прижавшая у воронки булыжником искусственные цветы – еще одна смерть.

Едем в пятую школу. По пути видим девятиэтажку с развороченной квартирой на 9-ом этаже. Соседи с пятого рассказывают, что во время попадания в дом снаряда они спали дома. Необычный будильник заставил вскочить людей в выходной день с постели.

- Со стороны обстрела, - рассказывает жительница дома Надежда, -  спальня сына. Он рассказал, что увидел огненный летящий шар, хлопок и снаряд попал в девятый этаж. Сын забежал к нам в комнату с западной стороны, попадали на пол и услышали звон стекол. Переехали жить в центр.

Ее муж, Василий Андреевич рассказал, что били с восточной стороны, с которой все разрушения в доме – с западной все цело.

Печально известная пятая школа Мариуполя, на которой весит мемориальная доска Павлу Сеущену, погибшему в Афганистане  стоит без единого стекла с западной стороны. С этой же стороны, буквально в 50 метрах от школы  уже привычный для Восточного микрорайона след от разорвавшегося снаряда. Заглядываю через разбитое окно в класс – пустые парты, на полках учебники за второй класс, пол завален разбитым стеклом, перекрученные шторы, сорванные со стен плакаты и посеченная осколками школьная доска – страшно представить, что было бы, разорвись снаряд  во время урока. Школа имеет внутренний двор – в нем по всему периметру НИ ОДНОГО целого стекла. Все затянуто  пленкой - сотрудники «Метинвеста» уже начали «стеклить» окна. В кабинете директора несколько рулонов пленки лежат для еще пустых окон.

Обхожу школу с обратной стороны, нахожу целые три  окна, с кем-то предусмотрительно наклеенной крест-накрест бумагой. Эти окна фотографирует школьница Аня, ее бабушка вздыхает и благодарит Бога, что окна класса ее внучки остались целы.  Разговорились, бабушка Ани сказала, что это все устроили Порошенко и Яценюк, которые ненавидят Донбасс. Что ДНРовцы этого сделать просто не могли.

- Почему вы так думаете?

- Я не думаю и думать не хочу - я знаю.

После школы мы с Валерием Зотовым выехали в Запорожье. Я думал по дороге, чем завершу рассказ о трагедии в Мариуполе – уютном городе с красивым старым центром и сиротливыми микрорайонами, где живут люди, которые не хотят ДУМАТЬ и которые задолго до пленки на окнах смотрели на мир сквозь пелену телевизионной пропаганды. Которых думать отучали 20 лет и которые, из телевизора ЗНАЮТ,  что Донбасс кормит  Киев, а в благодарность за это Киев ненавидит Донбасс. Я думал, какой конец будет всей этой командировки и писанины -  я ничего не придумал. Я только уверен, что это далеко не конец, что это не последняя трагедия на востоке страны и это не последняя командировка. 

Оставить свой комментарий: