Валерий Зотов: Для власти Поляк был чужим

logo
Валерий Зотов: Для власти Поляк был чужим - главная фотография

Издание «Новый день» опубликовало интервью с Валерием Зотовым. Редактор газеты «Правда» и глава благотворительного фонда «За правду» рассказал о своей совместной работе с мэром Александром Поляком, а также видении последних событий в Запорожье.


- Вы были заместителем мэра, который стал после смерти легендарной личностью. Каким на самом деле был этот человек? Как вам с ним работалось?

- А в связи с чем вы меня спрашиваете об Александре Поляке? Информационный повод какой? У него день смерти в феврале, день рождения — в сентябре.

- У вас в кабинете на протяжении многих лет висит портрет Поляка. По-моему, вы относитесь к бывшему начальнику с пиететом.

- Мы рядом были четверть века. Знали друг друга очень хорошо. Работали, делились невзгодами, побеждали, проигрывали, ругались. И до милиции, и в милиции и во власти. Отношения были особыми — мы не только работали, но и проводили вместе досуг, играли в футбол. Наши семьи общались.

- Каким он был руководителем?

- Во-первых, грамотным человеком. Он был следователем, а эта работа требует аналитического мышления и знания уголовно-процессуального законодательства. Он грамотный прежде всего, как юрист.

Что мне в нем импонировало, как в руководителе — в его работе были ошибки, но он всегда брал на себя за них ответственность. Да и в любой ситуации, то ли в милиции, то ли в мэрии он брал на себя ответственность. Например, когда стал городским головой, принял решение убрать акации с проспекта. Заменили эти деревья на липы и каштаны. Считаю, что это был серьезный шаг для города. Многие были против — звонили, спрашивали «что вы делаете?». Но время показало, что он был прав. Было множество подобных решений — к примеру, по тем же фонтанам. Иногда даже не дожидались согласования разрешительных служб — как в вопросе с подсветкой домов. Он рисковал, но не для себя, а для дела. 

Также ему был присущ прагматизм. До него заседания коллегии в УВД города проводились по 12 часов. А когда он проводил — максимум — полчаса. А во время этих длительных коллегий он мне говорил «придумай что-нибудь, как нам уйти» и мы сбегали «по-японски», ведь японцы говорят, что совещания должны длиться не более получаса — затем информация уже не усваивается. 

Были, наверное, и недостатки. Излишне эмоционален. Мог и на сессии на своих замов «наехать». Но мы потом пили … кофе у него в кабинете и я мог высказывать свое недовольство. Или вот на футбольном поле мы были равны и один раз даже подрались. 

Моя точка зрения — для системы органов власти, бюрократии он так и остался чужим. Как и я. Десятилетиями вокруг горисполкома стоял кованный забор. И его первым решением на посту градоначальника было снести это ограждение, открыть доступ к мэрии для горожан. Никто из его предшественников не мог решиться спилить деревья. Для бюрократической системы, консервативной в абсолюте, он так и остался чужим. Наверное, и это качество его оценили горожане. 

- Существует легенда, что когда Александр Поляк впервые встретил премьер-министра Виктора Януковича, он не подал ему руки и сказал «я «зэкам» руки не подаю». Это правдивая история?

- Это легенда. Многим хочется, чтобы это было правдой, но это не так. Мэр города Запорожья сразу заявил о себе на уровне Украины, как мэр неординарный. Естественно, Янукович знал о нем. Когда состоялся этот первый визит премьера в облгосадминистрации, на котором я присутствовал, Янукович спросил: «А где мэр? Александр Владимирович, давай сюда, рядом». Дружбы, естественно, не было, и оценку свою, как генерал милиции процессам криминализации страны, он давал. Он крайне отрицательно к этому относился. Но история с непожатием руки — это не факт.

- Вы участвовали в закрытии телеканала «Хортица». На это тоже Поляк дал вам указание?

- Я бы не сказал, что это указание. Как заместитель я отвечал за вопросы внутренней политики. Отвечал за многие вопросы, в том числе и за взаимодействие со СМИ.

Он был скромный в личных отношениях. Я видел, как он переживал после радикальных репортажей, в которых говорят «Поляк — организатор сбыта наркотиков», «Кровь на мундире генерала». Телеканал использовал какие-то конфликтные ситуации, переступая многие моральные грани. Я видел, как он страдал. И обязанностью его команды было в правом поле, через суды и Нацсовет по радиовещанию и телевидению лишить такой телеканал лицензии. Он этом процессом не управлял. 

- Как вы стали журналистом? После такой карьеры в милиции и градоуправлении?

- Я и сейчас не считаю себя журналистом, я работаю при журналистике. И этим счастлив. Учусь. Было бы неправильно управлять газетой и самому не писать для нее статьи. Сначала было трудно. Приходится и сейчас пользоваться словарями и много читать. Мне удалось собрать прекрасный коллектив. Наша газета пока «нераскрученная» и менеджмента пока нет как такового. Но по журналистскому составу и тематическому наполнению — считаю, что мы одна из ведущих газет. Мы специализируемся на расследованиях, а это очень непростая вещь. 

Пришел сначала в одну газету учредителем и редактором. Была такая газета «Искра». Было еще двое соучредителей — Тимченко и Луценко. Когда мы начали вместе работать, я тоже учился формировать информационное поле газеты. Но затем наши пути разошлись — были разными точки зрения на развитие издания. Считал, что газета — это не одна страница с актуальной информацией, а остальное взято из Интернета. Поэтому ушел. В «Правде» я пытаюсь реализовать все, что хочу. 

- Сколько лет «Правде»?

- Восемь.

- Вы уже вышли на самоокупаемость?

- Нет.

- А когда выйдете?

- А вы можете мне назвать издания в Запорожье на самоокупаемости?

- «Суббота+», «Миг».

- Не владею такой информацией и сомневаюсь. И желаю им удачи. Сегодня, с учетом стоимости печати, газета может быть самоокупаемой, если ее тираж достиг нескольких десятков тысяч экземпляров. Плюс реклама. Но кто сейчас дает рекламу в период рецессии производства? Надо искать нормальных партнеров, я нашел их.

- И кто это?

- Молодые бизнесмены, которые поднимают вопрос о менеджменте и правильно делают. Мы уже создали благотворительный фонд «За правду!». Он занимается тем, что помогает людям не только деньгами, но и продуктами, консультирует их. Кроме того, мы с первых дней на Майдане, а теперь на фронте.

- Правда ли, что вы собрались идти в мэры?

- Непростой вопрос. Я там был, во власти, и знаю, что если идти туда не воровать, а работать, то это адский труд. В прошлых выборах городского головы Запорожья я не участвовал, я поддержал кандидатуру Александра Сина. И мобилизовал определенные свои возможности, чтобы он пришел к власти.

Сейчас, с моей точки зрения, город перестал развиваться. В системе работы коммунальных предприятий появились теневые схемы, которые привели их на грань банкротства. Считаю, что я мог бы навести порядок и привести управление городом в законный вариант работы. Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что я очень серьезно над этим думаю. 

Валерий Зотов: Для власти Поляк был чужим



- Как вы думаете, имеет ли моральное право быть мэром человек, который участвовал в закрытии телеканала? 

- Я и сейчас не жалею о том, что телеканал был закрыт. К критике нужно относиться конструктивно. Но когда оттуда для тысяч людей звучат абсолютно необъективные, мягко говоря, обвинения — это преступление, клевета. Был не только Поляк, но у него была семья, я уже не говорю о команде. С моей точки зрения, то, что тогда озвучивалось — это было преступление. Считал это своей обязанностью. И считаю до сих пор, что я был прав. Не я, а мы.

- У вас приятельские отношения с нынешним мэром Александром Сином?

- Нормальные. Сейчас мы не встречаемся. У него там идет смена команды, в которой есть те, которые ко мне относятся крайне отрицательно. Но я считаю, что это тоже нормально. В последний раз мы встречались в сентябре. Он выбрал такой путь. Наверное, у него менталитет есть свой, особый. Желаю ему больших успехов в труде и личной жизни.

Валерий Зотов: Для власти Поляк был чужим




- Вы резко высказались против Валерия Баранова на посту губернатора.

- Я не выступил против его назначения — он опытный человек в сфере управления городским хозяйством. Он был мэром Бердянска, возглавлял комитет в Верховной Раде. Но я выступил против его фарисейства очень жестко. На него были заведены уголовные дела, он выдвигался на последний выборах от ПР, он был помощником у Рыбака, то есть он по сути, регионал. И ему было очень непросто в этом признаться, он начал резко осуждать «прежний бандитский режим», в котором длительное время работал. Он сказал, что у него из имущества один домик маленький в степи. А на самом деле он владеет большей частью бердянского профилактория и не только. В собственности — первоклассный отель. Сравнил себя с Поляком, что он честный и безсеребренник. Это фарисейство.

- Как вы считаете, почему так долго не назначают губернатора в Запорожской области? 

- (Смеется). Напишите, что я долго смеялся. Нет ни губернатора, ни его заместителей, а мы живем же с вами? И будем жить. Может, действительно, форма управления в таком виде себя изжила. Помните финал фильма «Ирония судьбы»? «Поживем-увидим».

- У вас есть опыт работы в милиции, в госапарате, в журналистике. Как вы думаете, почему при Януковиче «смотрящие» были только в Запорожье и Одессе. Этим городам что, «пороблено»? Чем они отличаются в этом плане от остальных областных центров?

- Абсолютно неправильно. Слушайте, я так много говорю, а вы так много спрашиваете.

- Вы интересный собеседник.

- В Украине огромный теневой финансовый оборот. У каждого региона есть свои способы его наполнения — на западе — таможня и граница, в Одессе — море и рынок, на Донбассе - «копанки», - Запорожье — Балка Средняя. Считалось, что это объект, который дает миллион долларов в месяц как минимум. Президенту доложили — он решил взять под контроль. Сделаем централизацию этого оборота в масштабе страны и пусть свозят деньги в одно место. И появилась сеть «смотрящих». 

Я спрашивал у Евгения Анисимова: «Зачем ты согласился?». Он же несудимый, был бизнесменом. В общем, он согласился и в течении какого-то «отчетного периода» он должен был возить «дань» в Киев. И тут выяснилось, что Балка Средняя разрабатывается криминалитетом в течении 15 лет и денег там не так много, как вначале разработки. То есть, не дает она такого финансового эффекта, как ожидалось. Что делать? Задача поставлена Гарантом, надо выполнять. 

Решили обложить контрибуцией фирмы. Появились заявители. Наши общие знакомые. Каждый из бизнесменов пытался защитить свой бизнес. Появились уголовные дела. Опять не получается! 

Следующий шаг — самый простой. Есть власть, есть коммунальные предприятия, есть оборот не только бюджетный, денег в городе. Давайте мэра возьмем под контроль, с его помощью сформируем состав своих руководителей на коммунальных предприятиях. Схемы понятные и допотопные. 

Затем, после Евгения Анисимова пришел другой «смотрящий», Алеша, донецкий. Принципы контроля над городским хозяйством остались те же, но фирмы, которые аккумулировали теневые деньги были заменены. Алеша ушел, но многие договора работают до сих пор. Поэтому схемы отчасти продолжают работать. Вот в чем проблема. 

- Вы считаете, что «смотрящие» были во всех областных центрах?

- Безусловно.

- А почему складывается впечатление, что он был только в Запорожье?

- Ну, это уже в чем-то виноваты и запорожские СМИ. Например, Крым был взят под контроль, это курортная зона, там тоже был «смотрящий». Там всем руководил покойный Василий Джарты. В самые финансовые регионы — Днепропетровск, Запорожье, Одессу, Крым — пришла целая волна донецких управленцев. Для поддержки «смотрящих». На них работал целый должностной аппарат региона.

И теперь теневой капитал громадный. И что-то надо с ним делать. Он всегда был и будет, в любом государстве. Но в Украине это фантасмагория. Нужно уменьшить объем этого теневого капитала, а для этого нужна борьба с коррупцией.

Алена Голота

Оставить свой комментарий: