Вадим Кривохатько: “Новая запорожская власть ничего не хочет менять”

logo
Вадим Кривохатько: “Новая запорожская власть ничего не хочет менять” - главная фотография

– Вадим Викторович, партия "УДАР" стала инициатором досрочных парламентских выборов, выйдя из состава коалиции. Как вы, как представитель данной партии в Запорожье оцениваете действия ваших однопартийцев в Верховной Раде, ведь многие недовольны – мол, давайте закончим войну, а потом уже будем переизбираться. И даже в выступлении Премьер–министра Арсения Яценюка красной нитью проходил месседж о не­целесообразности, несвоевременности перевыборов...

– О том, что украинцам сейчас нелегко всем понятно и без объяснений Яценюка. Девальвация, проблемы энергоносителей, сепаратисты и угроза вторжения... Но давайте подумаем о роли парламента. Есть ли хоть малейшая возможность решить нынешние проблемы с этим составом Верховной Рады? Трудно переоценить значение парламента – ведь ни одно кадровое решение на высшем уровне не произошло без его благословения . Я уже не говорю о законотворческой деятельности, бюджете и т. д. Есть и вторая сторона медали – каждая депутатская фракция, да и просто отдельно взятый депутат, имеет свои кадровые квоты, своих и протеже. То есть, все те, кто сейчас так неэффективно управляют нами, кто не может обеспечить армию, побороть коррупцию. Хотя бы в себе, для начала. Вся исполнительная власть ставленники именно нынешнего парламента. Возьмем один только пример. Наш главный пограничник Николай Литвин, который за тринадцать лет своего командования превратил когда-то легендарные пограничные войска в преступную группировку. Все понимают, что его надо менять. Человек явно не справляется со своими обязанностями. Но пока в парламенте заседает его брат –Владимир Литвин, тот так и будет продолжать свою преступную деятельность. И так практически за каждым из нардепов тянется кадровый след. Какой–нибудь министр АПК типа Швайки. Или, губернатор, как наш некомпетентный Баранов, переросший уезд, но не доросший до губернии. Я уже не говорю о том, что определенная часть нардепов искренне желают нашей стране поражения в сегодняшнем противостоянии. Часть из них, вообще, напрямую или косвенно, финансируют банды на востоке Украины. А последний двухнедельный отпуск Верховной Рады – так это вообще пир во время чумы. Молодые ребята гибнут, нет бронежилетов, питания, медикаментов, воды, а нардепы явились из отпуска загорелыми, свежими и бодрыми. Могли бы провести отпуск на передовой, лучше бы владели ситуацией и дружнее голосовали бы.

– Как вы относитесь к заявлению Арсения Яценюка об отставке?

– К сожалению, Арсений Петрович о своем политическом будущем думает больше, чем о сегодняшнем, настоящем Украины. И все эти демарши с отставкой не больше, чем пиар-технологии. Товарищ, выступая против роспуска парламента, практически уже начал компанию по выборам в будущий парламент.

– Наша область граничит с Донецкой. В двухстах километрах идут боевые действия. Последние три месяца нас пугают возможным российским вторжением...

– Сейчас нам приходиться расплачиваться за наше безразличие в прошлом. На наших глазах некогда самый мощный в СССР Киевский военный округ, а ведь еще были неслабые Прикарпатский и Одесский, разворовывался и деградировал. Воровали все – от министра до прапорщика. Генералы, при окладах в десять тысяч гривен, покупали квартиры стоимостью в миллионы. Танки и другая, так необходимая сейчас техника, уходила странам, "борющимся за демократию", а мы смеялись, слушая анекдоты о прапорщиках. Теперь пришло время за все платить. И я, наблюдая сегодня над судебным процессом в Запорожье, где судят рядовых солдат, покинувших во время боя позиции, задаю себе вопрос: "Почему до сих пор не осудили ни одного генерала, хотя бы одного из тех сотен офицеров, которые довели нашу армию до такого состояния”?

– Возможен ли "донецкий сценарий" в Запорожской области?

– Сепаратизм не возникает из ниоткуда и то, как ведут сегодня себя представители власти в Запорожье, создает все предпосылки для повторения донецкого сценария. Человек готов бороться, терпеть лишения ради перспективы лучшей жизни, в надежде на изменения. Но есть ли при этой власти шанс что то поменять? Ведь девяносто процентов руководителей остались на своих местах, начальники налоговых, прокуроры, главы райгосадминистраций – все те же. Например, Вольнянск: Гришко, начальник налоговой – грязный взяточник, прокурор района – то же самое. И верх цинизма – главой райгосадминистрации до сих пор работает Вова Черленюх, машину которого возле офиса Анисимова можно было увидеть в любое время суток. Лишь в нескольких районах заменены главы РГА. По-настоящему новых людей во власти днем с огнем не сыщешь. Баранов что, насколько глуп, что не понимает что творит? Нет, делает он это умышленно. И мотивы тому могут быть разные – от реанимации власти Партии регионов до прямого предательства. В креслах, за минимальным исключением, остались все те же регионалы. А их настроения нам слишком хорошо известны. Они что, все незаменимые, исключительные профессионалы? А к чему эта постоянная паника: “Все пропало, мы замерзнем, рубите дрова”?.. Из главного кабинета области мы слышим лишь набор пустых лозунгов...Сейчас, к сожалению, или к счастью, все зависит не только от армии. Весь вопрос в том, захочет ли воевать украинский народ, примет ли он оккупационные власти, как на то рассчитывают кремлевские стратеги. И только это удерживает Путина от ввода войск. Ведь тех сорока тысяч солдат, стянутых им к нашей границе, явно маловато для завоевания 45-миллионой страны народ, которой готов сопротивляться. А желание сопротивляться появляется, когда есть перспектива лучшей жизни. Поэтому сейчас не менее важно, что происходит в тылу. Жизненно важно, чтобы граждане Украины знали, что они защищают. Чтобы была надежда, что в жизни что-то поменяется к лучшему и связывали это именно с Украиной. Чтобы человек сказал себе: “Пусть не я, но мои дети будут жить в нормальной стране”. Человек готов бороться, терпеть лишения ради перспективы лучшей жизни, в надежде на изменения. Но есть ли при этой власти шанс что-то поменять? А иначе, какая разница какому прокурору взятки давать, русскому или украинскому?

– В Запорожской области появляется все больше вынужденных переселенцев с Донбасса, уже начались какие-то мелкие конфликты, непонимание между местными и приезжими...

– Не думаю, что все это носит системный характер. Мы должны понимать, что люди сорвались с родных мест. Часто уезжали, в чем были. И стричь всех под одну гребенку было бы неправильно. В конце концов, мы же знаем, что мужчин террористы ставят перед выбором – бери оружие и воюй против Украины. Или рой окопы под дулами автоматов. И уже то, что они не стали делать ни того, ни другого нужно ценить.  Очевидно, что для переселенцев нужна специальная программа. Разбираться нужно с каждым конкретным человеком. Разве кому-то станет легче, если мы озлобимся друг на друга? Тут есть над чем работать и психологам, и спецслужбам. И чем меньше в этих вопросах будет самодеятельности, я бы даже сказал дилетантства, тем лучше.

– В чем проявляется самодеятельность?

– Например, в деятельности таких непонятных формирований как "Самоборона" или "Правый сектор". Мы уже видели, к чему ведет игнорирование закона или попытка его переделать по-своему. Поэтому мне странно видеть деятельность всех этих Самооборон и "Правых секторов". Каким законом регламентируется их деятельность? С милицией, армией, СБУ понятно. Для каждой структуры – четкий закон, инструкции. С них можно спросить. Какой спрос с Самообороны? Де-юре это ведь такие же граждане, как и те, кого они обыскивают, проверяют, досматривают.  Почему какие-то вооруженные люди, представляясь "Правым сектором", отбирают у фермера зерно? Проезжаю блок-пост со стороны Вольнянска, стоят какие-то люди в не очень чистом камуфляже и что-то проверяют. Их сами кто-то проверял на адекватность, прежде чем позволить им ходить с оружием?  Примером может быть конфликт, произошедший в "Марко Поло" – по-другому и быть не могло. Чего туда поехала Самооборона? Кто ее уполномочил? Это счастье, что там не дошло до перестрелки с жертвами.

Оставить свой комментарий: