Сутки на Донбассе. Запорожские журналисты посетили зону АТО

logo
Сутки на Донбассе. Запорожские журналисты посетили зону АТО - главная фотография

Многое, очень многое меняется в голове после того, как пообщаешься с военными и добровольцами, которым приходится защищать Украину. Еще более страшно от того, что мало кто понимает, как близко к нам война. Сейчас от места, где я нахожусь, менее 200 км до Ростова-на-Дону. Значительно меньше – до места боевых действий. Еще день назад "Вся Власть" и «Правда» прожили чуть менее суток с батальоном «Донбасс». Поэтому не хочется растекаться мыслью по древу о том, как там им тяжело и почему руководство страны и АТО не слышит бойцов. Наверное, правильно будет этим добровольцам дать больше слов, чем мне.
Блокпост
Недалеко от села Покровского, что на территории Донецкой области, есть блокпосты. Но есть там и точки выполнения заданий. Это такие мобильные группы батальона, которые, по сути, выполняют те же действия, только более мобильно, а потому узнать, где завтра будет такая точка, сложно.


Серафим, заместитель командира разведки батальона «Донбасс»:
– Карловка (село в Донецкой области. – Авт.) – это очень проблемная зона. Но численность боевиков и то вооружение, которое у них есть, не являются огромной проблемой. Да, у них есть снайперы, есть тяжелые пулеметы, зенитные установки. Другое дело, что там происходит ротация! Информация каждый день меняется. Сегодня утром, к примеру, их 100 человек, а к вечеру – 300. Но я не могу не констатировать, что там есть разные категории. Есть и идейные. Однако больше тех, кто за деньги. Есть и граждане других государств. Но главная категория для меня – люди, которые взяли оружие на украинской земле, чтобы воевать против украинцев, – это преступники.
В составе батальона воюет и девушка. До разговора с нами она смотрит в снайперский прицел, разглядывая движущиеся в этом направлении машины. – Маску я могу и снять, – говорит Маша, стягивая с себя балаклаву. Из-под маски на плечи падают волосы. Но даже в балаклаве молодую девушку выдают большие голубые глаза. – Почему я здесь, а не дома? Ну, мне кажется, это мое место. Я его нашла. Это же моя земля? Моя! Так почему я не могу ее отстаивать? После таких слов желание дальше задавать девушке вопросы пропадает. И почему-то вспоминаются местные запорожские «разборки» и ссоры. А еще больше перед глазами – здоровые мужики, которым действительно не до войны. Она же так далеко от Запорожья. Аж в 120-ти км…


Зачем гондон солдату? Чтобы предохранять подствольный гранатомет.

Беспилотники


Далее мы направляемся ближе к месту непосредственных столкновений. По пути в Артемовск заезжаем еще на одну базу «Донбасса». Здесь люди, которые управляют беспилотниками. Именно эта техника существенно помогает военным результативно проводить операции.
– Если каждое боевое подразделение будет обеспечено беспилотниками – это спасет сотни жизней. В одной из последних операций благодаря корректировке из беспилотника было уничтожено два вражеских танка. Мы этой техникой выявляем боевые точки противника. Именно беспилотная авиация очень нам помогает. У каждого подразделения сегодня она должна быть, – говорит человек, запускающий эту специфическую технику, с позывным Мальбер.
Кстати, подобная авиация есть и на стороне террористов. С одной большой корректировкой – там с помощью нее можно еще и передавать вооружение или боеприпасы. Позже, уже в Артемовске, комбат нам расскажет, что батальон неоднократно обращался в Минобороны с просьбой помочь в приобретении беспилотников. Однако все глухо…


Темный Донбасс
В сторону Артемовска мы выезжаем уже вечером. Более 70 км по трассе. Проезжаем села. На первый взгляд кажется, что все они покинуты людьми. Все это время едем по темной дороге – в этих населенных пунктах вообще нет света.
О прошлых боях с террористами свидетельствуют воронки от снарядов и поваленные, нет, даже скошенные, словно косой, деревья. Особенно красноречиво о неспокойной обстановке нам говорит сожженный автобус – каркас, которого рассказывает значительно больше, чем люди.
Следующий блокпост, под Константиновкой, террористы покинули сами, когда на них началось наступление. До Донецка – 55 км. Здесь уже и украинские танки, и БТР. В наш автомобиль мобилизованные солдаты светят фонарем. Следует отметить, что общаются вежливо, насколько это возможно. Впереди, на пути к Артемовску, нас ждут еще четыре блокпоста на протяжении 16 км. И все время темная дорога.

Артемовск
Пересаживаемся в технику «Донбасса». С человеком, чьи фотографии вы видите на странице, мы едем, если можно так сказать, в багажнике или кузове. В мою пятую точку упирается труба. Достаем ее, чтобы переложить, и видим реактивный пехотный огнемет «Шмель». Использовать его больше не получится – оружие одноразовое. Как нам рассказали позже, из него стреляли боевики. Забрали огнемет для того, чтобы отснять серийный номер. После выстрела мощное оружие превращается в две ненужных трубы, которые непригодны для использования.
– Машина заколдованная, – говорит водитель. – Из-под обстрела выехала только недавно. Там террористы атаковали первыми. Сами за это и поплатились. Вот конкретно тот, кто стрелял из «Шмеля», вряд ли когда-то имел дело с подобной техникой. Он даже не рассчитал выхлоп из задника, чем и повредил свой автомобиль. Машина, кстати, у нас стоит. Нашли в ней блокнот с кучей мобильных телефонов. Только не интересуются данными телефонами наши ведомства.
Позже нам показывают этот блокнот. Действительно, мобильные телефоны с припиской «мэр», «участковый», «оружие». И даже не верится, что такой вещдок до сих пор не в разработке…


Валерий Зотов вспомнил предыдущую профессию: блокнот сепаратистов с номерами телефонов заинтересовал его, куда больше чем использованная "Муха". К сожалению нынешние  работники правоохранительных органов, блокнот террористов  оставили без внимания.

База
Час ночи. Мы дожидаемся комбата Семена Семенченко. Человек устал после тяжелого дня. Говорит, хочется чтобы война закончилась, но, в отличие от мирных жителей, которые надеются, что уже вот-вот всему конец, человек смотрит на ситуацию реалистично и говорит о вещах, о которых у нас говорить непринято.
– Мы сейчас стоим возле Горловки. Этот город совсем рядом с Донецком. Наши части находятся и под Карловкой. Мы уже третий раз вместе с украинской армией наносим удары с запада по Донецку. Но я, как местый житель, не могу не констатировать тот факт, что мирному населению придется очень плохо, если война пойдет по самому Донецку. Сейчас работает и артиллерия украинской армии, и установки «Град» сепаратистов наносят удары по жилым кварталам в Луганске и Донецке. То есть, сепаратисты хотят, чтобы мирные жители были на их стороне, но в то же время наносят удары по ним. Однако и украинская армия стреляет по жилым кварталам. Я с болью представляю, что там люди испытывают. Гораздо было бы проще, чтобы мы пошли туда чуть ли не со стрелковым оружием. Это лучше для жителей. Есть у армии какие-то сомнительные планы, но поймите, мы там играем вторую роль, – отмечает комбат. Все это время он общается с нами без балаклавы, не прикрывая лица. В комнате жарко. Окна завешены матрацами и простынями, чтобы не было видно света… Ни фонариков, ни мобильных телефонов.


Интервью с Семеном Семенченко вы можете прочесть в публикациях "Всей Власти".

Как там Запорожье?
– Как спалось? – спрашивает утром у нас командир второй роты батальона с позывным Жак.
– Крепко, – отвечаем мы.
– Первая ночь, когда не было слышно бомбежки и выстрелов, – добавляет доброволец.
С ним мы едем на блокпост. Проходим строгий и тщательный инструктаж. Чем эта точка отличается от других, еще не знаем, но четко понимаем слова военного: «Жизнь спасут не «броники», а четкое выполнение приказов. Скажу «ложись», значит все ложатся!». Как окажется позже, Жак родом из Бердянска. Узнав, что мы из Запорожья, на лице у человека появляется улыбка. Начинает расспрашивать, как там дома… Но очень быстро забывает про сантименты.
– Этот блокпост идет на Горловку. Самое опасное место. Мы соорудили блокпост в 16.00, и уже вечером его начали обстреливать. Две мины попало в «зеленку». Одна – вот ближе (показывает на воронку). Мы приняли бой. Разбили террористов. У них было много разного оружия и форма военных. Российская. В трех километрах отсюда я лично обнаружил три пристрелочных места для гранатометов. Террористы приходят ночью, быстро стреляют и по проселочным дорогам убегают назад в Горловку. От Горловки сюда приблизительно 15-20 минут. Ездят на КамАЗе и двух Газелях. Как правило, доезжают до села Отрадовка, откуда и ведут обстрел.


Командир второй роты с позывным Жак показывает на воронку от 120-ти миллиметровой мины.

Руководство батальона "Донбасс" считает, что большинство оружия боевики перевозяь в машинах с хлебом. Поэтому постовщикам хлеба уделяют на блокпостах особое внимание.

Пока бойцы "Донбасса" осматривают автомобили, Валерий Зотов успешно "реализовывает" командиру роты с позывным Жак свежий номаер "Прав.Ды".


 

Поэтому на блокпостах поставщикам хлеба в Горловку и Артемовск уделяют особое внимание.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/941329-batalon-donbass-terroristyi-postavlyayut-orujie-v-mashinah-s-hlebom.html
Поэтому на блокпостах поставщикам хлеба в Горловку и Артемовск уделяют особое внимание.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/941329-batalon-donbass-terroristyi-postavlyayut-orujie-v-mashinah-s-hlebom.html
Поэтому на блокпостах поставщикам хлеба в Горловку и Артемовск уделяют особое внимание.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/941329-batalon-donbass-terroristyi-postavlyayut-orujie-v-mashinah-s-hlebom.html
Поэтому на блокпостах поставщикам хлеба в Горловку и Артемовск уделяют особое внимание.
Подробности читайте на УНИАН: http://www.unian.net/politics/941329-batalon-donbass-terroristyi-postavlyayut-orujie-v-mashinah-s-hlebom.html

Дальше батальон сопровождает нас аж до выезда из, как ее называют, «красной зоны риска». Но спокойнее мы себя почувствуем лишь через три часа, когда въедем на территорию Днепропетровской области. По просьбе ребят пишу им SMS-сообщение уже из Запорожья: «Доехали. Спасибо за помощь». «Это вам спасибо. Держитесь», – приходит мне ответ. Сижу, вот, и думаю, за что нас-то благодарить? Мы-то что такого полезного сделали? И только позже, уже во время телефонного разговора, до меня доходит: там очень много ребят из нашей области. Сегодня кто откуда значительной роли не играет. Но важно другое – кому-то просто было приятно слышать благодарность, кому-то приятно знать, что в Запорожье о них не только помнят, но и хотят им помочь. А вот мочь можно реальными действиями. К примеру, купив разгрузку для пулеметчика из Запорожья, который в мирное время проживает на Бабурке. И мне кажется, это самое меньшее, что просто обязан сделать для него родной город. Хотя и все это не заслуживает слова «спасибо» от бойца, который подставляется под пули, чтобы отстоять свою землю. Отстоять для меня, а значит и для вас. Ведь если вы читаете это здесь – то там читать некогда…

А это самый удачный снимок Дмитрия Смольенко из командировки на Донбасс.

Война, подвиг и ежедневный быт уживаются рядом на блокпосту. Танкист стрежет ногти на башне своего танка.

 


Тарас Белка

Оставить свой комментарий: