«Нас всех записали в ватники и вышиватники» - МС Т рассказал о своей карьере и взглядах спустя два года после Майдана

logo

МС Т (Антон Вилинский) – одна из ярких знаменитостей Запорожья. Хип-хоп исполнитель, шоумен, организатор придал известность не только себе, но и целому ряду своих единомышленников. Многие сделали карьеру. У МС Т все сложилось не просто. Его высказывания о политике нанесли удар по популярности. Затем случился скандал с якобы поддержкой рэпером сепаратистов на Донбассе. И хотя он затем несколько это опровергал эти факты, к нему до сих пор относятся настороженно. Политика вообще серьезно подпортила жизнь артисту. Во время его короткого визита в Запорожье, мы попытались для себя прояснить его биографию, судьбу.

- До того, как ты уехал из Запорожья, ты здесь был довольно знаменитым человеком. В какой-то мере им еще остаешься, несмотря ни на то. Вся эта рэп-тусовка и рэп-движение можно было назвать качественным продуктом, по сравнению с тем, что делалось в городе. Ты стоял во главе всего. Не скучаешь по тем временам?

- Скучаю. В плане масштабности у нас был свой сайт, свой мерчендайзинг, футболки, стикеры, трафареты, свои фестивали каждую пятницу и воскресенье в нашем клубе, наши  тематические вечеринки. Мы объездили с нашим составом всю Украину, выступали в разных городах, на Днях Городов, нас приглашали, мы снимали свои видеоклипы. Ну, то есть в плане вот этой всей продукции в рамках хип-хоп движухи, даже, несмотря на то, что мы уже давно как бы такие все уже разбежались, повзрослели, никто не сделал ничего в Запорожье не то, что лучше – даже подобного.

Хотя я этого уже не понимаю. Потому, что в наше время стало все гораздо легче – компьютеры мощнее, интернет в каждом доме. Что мешает какой-то запорожской тусовке сделать то же самое, что и мы? Где эти акции, где эти футболки, где эти фестивали на 800, на тысячу человек, где эти клипы? То есть очень редко, когда в Запорожье выходит какая-то качественная музыка либо какая-то видеоработа – только пару раз в году.

- У тебя не возникает такого ощущения, что ты бы мог вернуться и продолжить все это. Я, например, хотя я не сильно увлекаюсь рэп-музыкой, но наблюдая со стороны, могу предположить, что для тебя твой LT Product был самой жизнью.

- Как ни крути, да, у нас областной центр, но в плане шоу-бизнеса в этой стране есть только один город, куда ведут все пути – это Киев. Столица. То же самое и в России. То есть если ты в Москве – ты в обойме. А если даже в Санкт-Петербурге, я не говорю уже о Екатеринбурге и прочих, ты можешь быть звездой местного масштаба. Но чтобы тебя приглашали на премию «Муз ТВ»..

Я тебе пример расскажу. Тут недавно была премия «Муз ТВ» в России. Несколько «тарелок» тоже получил выходец из города Запорожье – Артем Умрихин, который из проекта «Artic&Asti». Они сейчас в России, это просто топ-проект. У них там куча наград, премий. А он же с Космоса. Я самый первый сольный трек записал у него на хате в надломленных наушниках. А он сейчас ездит на «Бентли», красные дорожки, шоу-бизнес, все дела. Артемка из Запорожья, братан!

МС Т сравнил украинских боксеров Александра Усика и Василия Ломаченко

Просто я занимаюсь рэпом, более андеграундным жанром, а он сразу пошел в попсу и рванул. Я к чему говорю?

Я когда жил в Запорожье, мы достигли определенного уровня нашей тусовкой, мы выпускали на дисках легальные альбомы, которые продавались по всей стране, мы делали какие-то тусовки, фестивали, акции. Мы постоянно светились на запорожских телеканалах, поэтому нас знал весь город и реально в каждую маршрутку захожу, там последним раком стою возле окна в «спринтере», а мне люди говорят: «Ой, дай автограф в тетрадочку». До смешного доходило…

Но настал такой момент (ну это нормально, это человеческие амбиции), когда тебя узнают почти везде уже в городе, и ты начинаешь задавать себе такие вопросы: «Если я смог в родном крае стать чемпионом области, грубо говоря, почему бы мне не подняться наверх?» Потому, в Запорожье, к сожалению, мне не хватало заработков от музыкальной деятельности. Я когда жил в Запорожье, постоянно где-то работал. Вот LT Product, рэп, движуха – все это было хобби, причем небесплатное хобби.

Фото:

- Теперь ты перешел в профессиональную лигу?

- Да, хоть какая-то капуста начала падать. Мне не хватало заработка. В Запорожье, те деньги, которые я зарабатывал на нелюбимой работе (приходилось), я вкладывал в рэп. Мы создали свою студию, своя аппаратура, сайт, делались вечеринки, акции. И поэтому я думал так: «Если я захожу в каждую маршрутку и раздаю автографы, почему я не езжу хотя бы на «Таврии» своей. Ну, то есть это нормальные амбиции, если тебя знает весь город, если ты в чем-то хорош, и все это вокруг признают. Это как спорт – ты можешь быть непрофессиональным баскетболистом, но ты можешь играть, как Майкл Джордан. И вот это сподвигло меня переехать. Я приехал в Киев, там еще метро стоило по 50 копеек, все круто, проходит 2 месяца – бах! Мировой кризис 2008 года, гривна с пяти до десяти. Все в шоке.

Шоу-бизнес – это ж сфера развлечений. И когда платежеспособность населения резко падает, то на непервостепенной надобности  сфере это отображается в первую очередь. Потому, что буханку хлеба или самую дешевую зубную пасту придется полюбому покупать, а вот на концерт за двести гривен за билет ты уже думаешь пойти либо нет. А с девушкой уже четыреста гривен за билет – ого! И поэтому артисты и шоу-бизнес проседает. Это и сейчас происходит, но тогда это было тоже ощутимо.

Мне в Киеве первые два года было очень тяжело, а потом потихонечку я сделал клип «Страна мечты», который в Запорожье, кстати, полностью снимался и делался. Я сам тягал эти рельсы, камеры, в общем, меня пацаны сами нашли из Запорожья, сами сняли, и потом пошел подъем.

Я к чему веду? Я думал, что переберусь в Киев, я не думал, что так затянется мой путь в шоу-бизнесе. Я так и не стал звездой всеукраинского масштаба, к сожалению. Но есть какие-то периоды, я осуществил свою мечту, я в Киеве после первых двух лет своего проживания на съемных хатах, я потом все-таки нашел единомышленников, нашел людей, я нашел способы как зарабатывать только с творчества. Я в Киеве уже не работал на нелюбимых работах. У меня была программа на радио – «Перепалка», куда приходили все звезды шоу-бизнеса. Первым был Ваня Дорн, потом Макс Корж,  Олег Скрипка. Я занимался даже если не всегда музыкой потому, что я же не стал звездой мега-масштаба, в принципе я не мог обеспечить себе полностью проживание только из-за гастрольной деятельности, но я занимался только чем-то связанным с музыкой, я писал тексты, песни мы делали. И получается мне больше не надо ходить в офис на работу, слушать начальника, корпоративный пиар, думать, как лучше работать нашей компании. «Подожди, чувак, это твоя компания, то есть, получается, я работаю на твою мечту. Ты забираешь мое жизненное время для своей мечты. А я хочу работать на свою.

- Твоя мечта реализовалась, ты приблизился к ней или нет?

Да, я приблизился к ней – это круто. Но из-за того, что я переехал в Киев, а я, как ни крути, был одним из лидеров нашей движухи – она просела. Но я думал о чем. Мне казалось, что когда я перееду в Киев, весь этот путь не займет столько времени. Я надеялся, что благодаря моему развитию я смогу быстро подтянуть и самых перспективных ребят из моей тусовки. Форвард переезжает и заявляет о своей команде. Многие мечтали об этом. Например, Симон из LT Product поехал в Москву, вообще минуя Киев. И сейчас живет там, занимается музыкой, у него скоро должен выйти новый клип. Остальные остались в Запорожье. А так как здесь на музыке заработать удается редко, да и возраст уже к 30 и выше, потом семьи, дети – вот и получается, что ты не можешь поставить рэп выше своего ребенка.

- Ты поэтому решил пока детей не заводить?

Нет, не поэтому. У меня была девушка, собирался жениться, хотел детей и все дела. Всего этого я хотел еще в Запорожье. Но она отправилась по программе обмена студентами в Америку. У нее свернуло башню – «не хочу жить в этой конченой стране».

- А тебе разве не хочется в Америку? Там же все корни хип-хопа.

Поехать, посмотреть, выступать – да. Но жить там – нет. Понимаешь, в чем дело – кто я буду в Америке? Эмигрант первой волны? Мое высшее юридическое образование там не представляет никакой ценности. Это только если русская диаспора, кто-то подтянул, какие-то кабаки, рестораны. Русский рэп там нафиг никому не нужен. Там хватает своих Jay Z. Поэтому, кем бы я там работал? Грузчиком у китайцев на рынке? А с женщинами другое дело. Почему у них так башню сносит. Потому что выходишь замуж за американца, и все. Если ты живешь там 5 лет и имеешь ребенка, ты можешь отсудить полдома. Ты уже гражданка США. Ребенок твой – тоже гражданин США. Простой факт, из 10 опрошенных мною девчонок – 8 хотели бы там остаться, из 10 пацанов – только двое.

- Киев и Москва – два города, где тебе можно реализоваться. С Киевом понятно. А как ты попал в Москву?

Вообще, туда я начал приезжать давно. Первый раз в 2007, потом в 2009. Это были концерты. Люди тепло отзывались о моем дебютном альбоме. Причем всегда так получалось, что я ездил в Москву с ребятами из Донбасса. С группой «Голос Донбасса», «Восточный клан». Не знаю, почему так получалось, наверное, и тогда связи были тесны. Так вот уже тогда, живя в Киеве, я понимал, что мой жанр в Украине не так развит, как в России. У нас нет таких рэперов, которые могут заявить, что зарабатывают исключительно своим творчеством. В России есть.

- Например.

«Баста», Тимати, «Каста», Макс Корж, Карандаш, «Район моей мечты».

- Это можно понимать как то, что ты хотел бы стать таким как Тимати?

Ну не совсем. Это все-таки не моя тематика. Но достичь уровня не пригламуренных «Басты» или «Касты» было бы счастьем для меня. А в Киеве кто? Серега, который из Беларуси. Или Потап с Настей Каменских, которые делают частушки. Я не осуждаю, просто это уже другой жанр – такой рэп-поп-дуэт, уходящий в эстраду. А вот чтобы была рэп-звезда вроде Гуфа, такого нет.

- Так ты в Украине мог бы стать такой звездой. У тебя нет конкурентов.

Может быть, жанр здесь не был так развит. Многие каналы не принимают такой идеи. Я столкнулся с непониманием со стороны людей, которые руководили украинским шоу-бизнесом.

У меня была идея создать первое в Украине рэп-радио, или хип-хоп-радио или R ’n’ B – радио. Я принес эту идею владельцу холдинга Business Radio Group Анатолию Евтухову. Ему принадлежали радио «Шарманка», «Шансон», «Ренессанс», «Бизнес FM», «DJ FM». Он ответил в духе «чувак, да кто у нас слушает рэп». Я говорю, стоп. У нас в городе Киеве приезжают российские рэп-артисты и собирают полные клубы на четыре тысячи человек. По билетам, не на халяву.

То есть, этот жанр настолько востребован в нашей стране, что топовые артисты из соседней собирают полные клубы, что не каждый украинский артист может сделать даже в поп-жанре. Я не думаю, что клуб на 4-5 тысяч человек может собрать группа НеАнгелы или Nikita. Они все же больше работают по корпоратосам. А здесь рэпер приезжает, выходит в шортах на сцену, читает час рэп, и на него смотрят четыре тысячи человек по билетам. Это значит, что за рэп не платят?! Тогда мне предложили сделать передачу, и если пойдет дело, мол, посмотрим. Я открыл, дело пошло, а потом Майдан, все эти события. Теперь нет ни радио «Шарманка», ни моей программы.

- Что конкретно случилось?

У многих людей, с которыми я сотрудничал в Киеве, начались проблемы с бизнесом. В стране начался передел сфер влияния. Буквально маски-шоу. Пострадали многие ребята, в том числе и мои инвесторы. Это и подтолкнуло меня уехать в Москву. Потому что я потерял работу.

- Ты сказал, что, наконец, имеешь возможность заниматься любимым делом, то есть творчеством и музыкой. А тебе нравится все, что ты сделал за деньги?

У меня заказных песен, которые я делал за деньги, на самом деле не очень много. Больше денег мне стали приносить песни, с которыми я выступаю. Я стал автором и пишу разные, в том числе, попсовые песни. Например, написал 4 песни группе «Стрелки». Я их слушал в детстве, а теперь им песни пишу. Но вообще у меня очень много материала, в который я вкладываю деньги, записываясь на студии.

- А твой бренд «МС Т» позволяет зарабатывать? Ведь это важно.

На данный момент я зарабатываю как автор, а не как исполнитель. Потому, что в Москве я не настолько известен как в Запорожье и Киеве. Я же нахожусь там недавно. И поэтому опять все с нуля. В Украине ты достиг определенного уровня, а потом потерял его из-за событий в стране. Пришлось переехать в другую страну и начать с нуля. Но в России жанр развит намного лучше, поэтому все нужно нарабатывать сначала. В Запорожье я был звездой местного масштаба, в Киеве – ну, известный исполнитель, в Москве – спроси прохожего, кто такой МС Т…

Все же все делается, и песни, и клипы. Творчество форматируется. Причем не в том смысле, что вот формат – это то, что больше любят, давайте песню про Путина сделаем. Таким бредом я не занимаюсь. Просто я становлюсь старше и понимаю, что какие-то вещи, например, я уже двадцать раз делал, и они не стрельнули…

- Например.

Я, например, понимаю, к сожалению, что аудитория в этом жанре очень нервно реагирует на любые политические песни. Если ты пишешь песню с каким-то социальным либо политическим подтекстом, она должна быть в очень узконаправленном ключе, ты должен говорить какие-то банальные популистские вещи.

К примеру: все мусора все пи…сы; все во власти пи..ры, которые нас прокидали, а сами ездят на мерседесах; все голимо, завтра мы все умрем, но шмаль спасает нас от суровой действительности. Так как я взрослый человек, я таким уже не занимаюсь. Если ты пишешь что-то политическое, то люди это не воспринимают. То есть, или ты это делаешь for fun, или ты делаешь трек, в котором люди слышат свои мысли. Вот Баста хорошо это умеет. Идеальный пример того, как можно делать политический и социальный рэп.

- Ты же сам говоришь, что хотел бы стать рэп-звездой…

Ну, не прямо душу дьяволу продам. Но любой футболист хочет играть в «Реале»…

- … при этом отмечаешь, что запросам публики нужно потакать. А если пытаешься сделать что-то умное, то звездой стать очень трудно.

Ну, вот я потому, наверное, и не рэп-звезда, потому что мое творчество не достаточно потакает интересам публики, либо вообще не потакает. Я за последнее время написал несколько социальных треков, например «Зима 13\14», и у моей бывшей публики они вызвали негатив. Не потому, что я сказал что-то неправильное, а потому, что аудитория оказалась с этим не согласна. Я сказал горькую правду, и люди обиделись на меня.

На меня вылили кучу грязи, удалились полторы тысячи друзей. Писали в личку о том, что, вот мы раньше слушали твой рэп, ты был для нас примером, а теперь мы поняли, что ты тварь…

А я никого не удалял. Наоборот, обратился ко всем, чтобы те, кто считает, что моя позиция противоречит их идеалам и разочаровала, извинили меня и удалили из друзей. Но знаешь, прошло два года, а я как писал, так и пишу, а все те люди куда-то пропали. Либо от повесток скрываются, либо переобулись, разочаровались, либо находятся в прострации некой, мол, не нас всех обманула преступная власть, а вот су…а Путин виноват, если х… коротковат.

Мне даже приходили угрозы от разных правых ребят из батальона «Азов». Хотя до сих пор я переписываюсь с людьми, которые воюют по разные стороны этой войны.

При этом я до сих пор общаюсь с ребятами, которые воюют по обе стороны. Мне это позволяет посмотреть на проблему от лица участвующих. И чем больше проходит времени, тем больше я осознаю, что участники конфликта уже просто не понимают его смысла.

- Как, по-твоему, изменилась ситуация от момента записи «13\14» к сегодняшнему дню?

Негатива стало меньше, а людей, которые пишут мне слова благодарности – больше, но не намного. Плюс ко всему присутствует некий страх. После того как наша правящая элита, власть, провозгласила курс на то, что, кто не с нами, тот наш враг, многие публичные люди опасаются открыто высказывать свою позицию. Особенно после убийства Олеса Бузины, после того, как многих депутатов выбросили из окон, после того, как Коцаба оказался за решеткой.

И смотри, какая хитрая позиция у сегодняшних властей. Она очень грамотная, и я бы тоже так делал, конечно, если бы был каким-то упырем. Они говорят, что фактически любой человек, который их критикует, автоматически становится агентом Кремля и пособником агрессора, каким-то распространителем беспорядков.

- Для всей этой критики есть маркер: одни, критикуя власть, утверждают, что Украина должна стать частью Европы и принять западные ценности. Другие – только за славянский мир. Тебе не кажется, что есть такой момент?

Да, есть такой момент. Очень трудно оставаться нейтральным. Но тут тоже. Вот есть такой беглый журналист Анатолий Шарий, который каждый день разоблачает фейки наших СМИ, рассказывает, как обманывают народ, как власть манипулирует…

- Так он же этим деньги зарабатывает…

Может, не спорю. Но вот он ни разу не призвал никого идти в Таможенный союз, всегда говорит, что Крым, Донецк и Луганск – это Украина…

- …иначе его бы задержала СБУ.

… да, Антон Геращенко уже обещал вычислить его по IP. Так вот. Он живет в Европе, а не в России, постит все проукраинское, и все равно его называют агентом Кремля и найманцем.

Мне нравится и Татьяна Монтян. Жестко рубит правду-матку. И когда не находится аргументов ей в ответ, ее сразу называют путинской хвойдой.

Даже артисты попадают под это все. Андрей Запорожец проходил отбор на Евровидение, а ему говорят, что он выступал в Крыму, и как он мог. А он всю жизнь гастролировал по России и весь коллектив музыкантов у него из Питера. И что Россия, что Украина – одна страна. Но он хочет участвовать в отборе за Украину, не за Россию! А тут эту политику.

- Тебя воспринимали в Москве как критика Майдана, когда ты туда приехал после его событий?

Я уехал в Москву не сразу после Майдана, а в конце января 2015 года. В 2014 году я был в Украине и наблюдал за всеми происходящими событиями. Я даже был два раза на Майдане. Почему нет? Я работал недалеко, а тут такая движуха, бразильский карнавал. Тем более, я сам когда-то принимал участие в Оранжевой революции, ну да сейчас не об этом... Так вот. все было весело, мирно, европейские флаги. Но когда я смотрел, ЧТО говорят со сцены спикеры и понимал, КТО эти спикеры, я видел, что все закончится кровью.

И я, кстати, с тех пор не удалил ни один пост. Хотя мне родственники говорили, Антон, прекращай. Мне приходили угрозы, вслед за убийством Бузины – ты станешь следующим.

Но я ничего не удалил, а с самого начала сказал, что, ребята, если вы хотите Европы, то она ничего общего не имеет с лозунгами «москалей на ножи» и факельными шествиями. А важно, бросил ты окурок мимо урны или нет. Дал бухим взятку гаишнику или нет. Не надо заниматься самообманом – Европа начинается с твоих добрых дел, а не с лозунгов.

И, конечно, у людей была массовая эйфория, ощущение, что они что-то могут изменить, подогреваемое грамотной пропагандой. Я могу их понять, если они немного недообразованы в политике и экономике. Но я подходил к ним, и спрашивал: хорошо, Янукович вор, но кого вы поставите взамен, есть ли кандидат от народа? Мне отвечали, что это не главное, мол, потом разберемся. Тогда я понял, что ничего хорошо не получится, потому что это значит сжечь крышу дома накануне зимы, не надеясь построить другую. Ведь власть – это не один человек, а целая система государственных органов.

И все случилось, как я и предполагал. Началась какая-то жесть. Падение доллара, сдача Крыма. Сами сдали его, я уверен. Не верю в то, что российские военные настолько техничные, что смогли захватить территорию, ограничившись двумя трупами. Если бы был приказ, весь мир был бы на нашей стороне. Но Турчинов его не отдал, хотя приказал начать АТО.

- Хорошо. Тебя наверняка уже много раз спрашивали об этом: существует российская агрессия или нет?

Скажу так. Простой народ этого не хочет. Но если брать государство то так: в нашей стране произошел прозападный олигархический переворот, и Россия ответила на это своим геополитическим решением.

- Но ведь решение принималось непосредственно в Кремле. Кто-то же оказал поддержку боевикам.

Да, нельзя сказать, что Россия не причем, и все это чисто внутриукраинские вопросы. Конечно, это геополитическое противостояние России и Запада, в котором наша страна Украина, к сожалению, является лишь футбольным мячом. Мы не субъекты, а объекты, находимся между молотом и наковальней. При этом наша власть заставляет нас отстаивать не свои интересы, а интересы западных государств. А Россия в свою очередь действует вот такими методами, из-за которых получился Крым, ЛНР и ДНР.

А всех граждан записали или в ватники или в вышиватники. А «адекватникам», как говорит Татьяна Монтян, не осталось места. Мы заложники.

Фото:

- В твоем окружении в Москве людям оставляют выбор, или ими точно так же манипулируют?

Да, я убеждаюсь, что все одинаково. Один и тот же менталитет. Вот мы как вышли из Советского Союза, так все и осталось. Там все то же самое. Единственно, можно заметить, что там немного меньше агрессии. Но это потому, что они-то все прекрасно понимают, что было сделано их страной, по указанию их правительства, и поэтому они склонны говорить, дескать, ой, скорей бы оно все закончилось, и нафиг оно надо. Они понимают, что являются агрессорами в глазах мира. А пропаганда там точно такая же, как и у нас. Только с другой стороны.

Но у них, кстати, существуют ненавидимые народом СМИ вроде «Дождя» и «Эха Москвы», в которых звучат высказывания о том, что нужно вернуть [Украине] Крым. У нас может кто-то заявить, что Путин хороший?

Может, там такие СМИ существуют просто для того, чтобы показать, что Россия – это не Мордор, а толерантная страна. Но есть такой прецедент. Он очень грамотный, и меня расстраивает, что так не додумались сделать у нас.

- Ок. Ты в нашей беседе несколько раз сравнил себя с форвародом. Тебе не кажется, что такая позиция выглядит несколько самонадеянной?

Чем старше я становлюсь, тем объективнее я отношусь к своему творчеству. Заходя в свои записи «ВКонтакте», две трети из них мне хочется удалить. У меня нет ощущения, что я всю жизнь выдаю ну прямо уж такую фирму. В то же время у меня нет моей музыки в плеере. Я не слушаю сам себя. Я не могу назвать себя звездой. Я просто рэп-исполнитель, автор песен, в том числе эстрадных, можно сказать, поэт-песенник, радиоведущий.

У меня, кстати, была радиопередача в Москве на одной из станций, которая входила в холдинг одного турка. Но потом турки сбили российский самолет и все закрылось. Опять же геополитика.

- Ты жертва геополитики?

Любой человек, который получает новую платежку за газ и свет – жертва геополитики. Как те, кто получают повестки, кого обманным путем вывели на Майдан. По сравнению с этими людьми я жив здоров, поэтому я никакая не жертва. Я такой же, как и все. А то, что я теряю какие-то вещи из-за политики, так мы все что-то теряем…

Евгений Зюзин

Оставить свой комментарий: