Ростислав Шурма: хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием

logo
Ростислав Шурма: хочу, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием - главная фотография

В свой кабинет на интервью Ростислав Шурма приехал из городского совета. В последнее время 30-летний руководитель управляет не только заводом, но и местной политикой. Новый мэр Владимир Буряк провел сессию, то и дело поглядывая на Ростислава. В разговоре с нами Шурма ответил за мэра, партию, завод, и, есть ощущение, за местную власть.

Сегодня БПП осуждают за сотрудничество с Оппозиционным блоком. На этом президентская партия теряет рейтинг. А ОБ не теряет?

Я говорил до и после выборов о том, что мы готовы в органах местного самоуправления сотрудничать со всеми без исключения политическими силами, которые готовы заниматься городом и областью. Это первый критерий. Второй – это должны быть люди, которые пришли работать, а не воровать.

Наше сотрудничество с политсилами на местном уровне еще не означает, что мы разделяем их взгляды на государственную политику. Оппозиционный блок был, есть и будет в оппозиции к действующей коалиции.

Я человек, занимающийся реальными делами, производством. И я не могу смотреть, как реально разрушается страна, как людей доводят до нищеты. Но на местном уровне мы популизмом заниматься не должны.

Вы говорите о движении страны. При Януковиче страна двигалась в нужном направлении, или в том, которое интересно вашему инвестору Ринату Ахметову?

Я считаю, что при предыдущей власти и в течение всех 25 лет страна двигалась в крайне неправильном направлении. И здесь не надо делить на периоды. В результате мы из одного из наиболее развитых государств превратились, давайте говорить честно, в одно из самых недоразвитых государств с низким уровнем социальной защиты. Нас обогнали страны юго-восточной Азии, где 25 лет назад у 80% населения не было электричества. А мы были ядерной, космической, авиационной державой.

Если бы система управления строилась так же, как у нас на заводе, мы были бы уже в G7, максимум в G10.

Это мой первый опыт в политике, пусть на местном уровне, но я вижу, что система управления, качество людей, которое там есть, это, наверное, и есть основная причина того, куда пришла наша страна за эти 25 лет.

Для чего вашему бизнесу идти во власть в местные органы самоуправления. Ведь это так затратно.

Здесь две составляющих. Одна – рациональная, другая – эмоциональная.

Что касается первой. Этот завод и эта группа заводов в этом городе слишком велики, чтобы нам было безразлично, что происходит вокруг. Классическая модель – предприятие живет жизнью в своем периметре, вокруг хоть потоп. Обычно бизнес мыслит так.

Но тут так не получится. 5 наших заводов – это 40% экономики области и судьбы сотни тысяч людей. Для того, чтобы этот бизнес работал, развивался и увеличивалась его капитализация. Для этого у бизнеса должна быть экосистема. Нельзя быть богатым и счастливым, когда вокруг тебя живут нищие, злые и агрессивные люди.

Наша задача – построить здоровую экосистему, правильный мир. Чтобы наши сотрудники чувствовали себя комфортно не только в периметре завода, но и могли доехать до него на нормальном транспорте, отвести ребенка в нормальный садик, чтобы дети ходили в нормальную школу, а если что-то случится, могли обратиться в нормальную больницу. Это рациональная причина.

А эмоциональную скажу честно. Я живу в Запорожье, я планирую здесь жить, я планирую, что мои дети будут здесь жить. Я хочу, чтобы мои дети росли в нормальном городе, потому что я вижу в нем потенциал. Есть отличные природные условия. Какой город, кроме Киева, Днепропетровска и Запорожья стоит на такой реке? Посмотрите, как вокруг леса, Хортица, и в каком оно все состоянии.

В Запорожье власть Оппозиционному блоку нужна, чтобы лучше функционировало предприятие?

Нет. Вы немножко перекрутили мои слова. Это нужно, чтобы построить здоровую экосистему в рамках города. Когда город будет стабильно функционировать и будет инвестиционно привлекательным. Люди, которые работают на «Запорожстали», должны иметь возможность комфортно жить. Это рациональная составляющая. Вот для чего нужна власть в городе. А бизнес-интересов у «Запорожстали» в городе нет вообще никаких.

Сколько налогов вы заплатили в бюджеты разных уровней?

В бюджеты всех уровней по итогам 2015 года мы заплатим 3 миллиарда гривен. Речь о предприятиях всей группы – «Запорожсталь», «Коксохим», «Запорожогнеупор». В бюджет Запорожья «Запорожсталь» перечислит около 380 миллионов гривен, а вся группа даст 500-520 миллионов.

И мы заинтересованы в том, чтобы эти деньги, на которые можно отремонтировать все дороги или больницы за один год, можно привести в порядок все школы и садики, были потрачены правильно.

Это можно понимать как то, что через год в городе будут отремонтированы все дороги.

Я очень ответственно отношусь к своим обещаниям. Сейчас мы разбираемся, проводим аудит. Но я думаю, что прорыв будет, и его заметит каждый житель Запорожья.

Будут ли опубликованы результаты аудита?

Обязательно. Хотя корректнее адресовать этот вопрос мэру города.

Насколько я знаю, Оппозиционный блок будет требовать того, чтобы результаты аудита были публично презентованы. Должно быть обсуждение.

Вы сказали, что ваши дети будут расти здесь. Где-то будет личное жилье?

Я арендую дом в селе Каневское в Запорожском районе. И к жилью отношусь философски. У меня так сложилась жизнь, что я родился во Львове, потом учился в Киеве, потом работал в Москве три года, потом в Тульской области, потом вернулся в Москву, потом работал в Киеве, потом шесть лет прожил в Донецке. Моя супруга из Донецка, а я со Львова. Четыре года назад мы переехали сюда в Запорожье. И я всегда был таким настоящим куркулем с Западной Украины. Всюди повинна бути своя хатинка. Сложилась традиция, где работаю, покупаю квартиру или дом. Но после этого сразу же приходилось переезжать. Поэтому я стал суеверным. Купить всегда успею.

С вашей группой предприятий связаны около 100 тысяч запорожцев. В городе проживают более 700 тысяч человек. Получается, что одна седьмая будет определять судьбу остальных. Говорят, что без «Запорожстали» город умрет. Вы действительно так считаете?

К сожалению, да. Кроме семей работников предприятия еще тысяч 50 или 70 горожан работают в сервисной сфере. Она существует только за счет того, что ежемесячно наши сотрудники получают 150 миллионов заработной платы. Эти деньги тратятся на рынках, в магазинах, в парикмахерских.

Я бы очень хотел, чтобы «Запорожсталь» не была градообразующим предприятием. Не потому, что она от этого станет меньше или хуже. Я хочу, чтобы в городе появилась другая большая, средняя и малая индустрия.

Надолго вы захватили власть в городе?

Мы ничего не захватывали. Нас выбрали люди.

Ваша компания была достаточно агрессивной.

Наша кампания была не агрессивной, а правдивой и честной. Агрессивная кампания была у других политических партий, которые раскалывали общество на две части.

Вам тоже удалось поссорить Богдана Василенко с Николаем Фроловым.

Я, если честно, даже не понимаю, о чем вы сейчас говорите. Может, я не вникал так глубоко. Я понял, что Богдан Василенко – это запорожский журналист, а Фролов – это ж был наш оппонент на выборах.

Когда появились бигборды с Владимиром Викторовичем, казалось, его победа невозможна. С них смотрел уставший человек с растерянным взглядом. Ему пришлось пережить многие неприятные вещи. Но результат получился. За счет чего?

Во-первых, я никогда никого никуда не вывешивал, начнем с этого. Во-вторых, у меня в бизнесе, семье и вообще в жизни есть один подход – быть честным. И говорить правду. Обмануть можно только один раз, во второй тебе уже не поверят. Мы просто говорили правду и больше ничего. Люди нам поверили. Я предупредил всех, что если хоть один из них засунет свою руку или что-то другое в бюджет или коммунальное имущество, будет плохо.

То есть, вас обманывать нельзя?

Нельзя.

Тогда вопрос. Финансировала ли «Запорожсталь» предвыборную кампанию Владимира Буряка?

Финансировала, но не предвыборную кампанию. До начала выборов Владимир Викторович как главный инженер вел активную работу. Он в своем управлении имеет определенный бюджет, и, безусловно, часть этих денег тратилась на добрые дела. Во дворах. Мы делали это все до начала избирательной кампании. Далее был сформирован фонд, который, наполнялся как-бы, согласно закону, из разных источников. В том числе и я вкладывал личные деньги в этот фонд. Он вкладывал свои сбережения.

Дальше история понятна. Отчет опубликован.

Кроме того, уже четыре года существует программа «Мы – это город». Она выросла с 500 тысяч гривен, до 2,2 миллионов. И Владимир Викторович был руководителем этой программы, как главный инженер. Если не ошибаюсь, в течение трех лет. Вначале был я, когда программа запускалась. У меня вообще такой принцип, когда что-то новое начинается, я всегда удар беру на себя и пытаюсь этот поезд столкнуть, а потом с радостью это кому-то делегирую.

Когда мы провели первую программу, мы поговорили с Владимиром Викторовичем, он сказал: «классная вещь, а можно я попробую?» Пожалуйста, мне не принципиально. Вот он год позанимался, два позанимался. Потом говорит, «слушай, так мы правильную вещь делаем, только нужно еще шире и масштабней. Вот оно пошло и в итоге трансформировалось в мэрскую кампанию.

Кормить пенсионеров в ДК «Металлургов» - это тоже говорить правду?

А мы не кормили. Вы были там лично?

Туда невозможно было попасть.

Что было в ДК «Металлургов», если хотите правду. Были концерты для пенсионеров. Вообще знаете, для пенсионеров, наших ветеранов, в первую очередь нужно внимание. Это то, чего им больше всего не хватает.

Может, им пенсии не хватает, а не внимания?

Понятно, что не хватает. Но они обделены и вниманием. Мы смогли подарить им хорошие эмоции, хороший концерт. Что было на столах? Я был там один раз. Видел стол, за ним сидели человек 20. Стояло бутылок 10 воды, по бутерброду у каждого. Концерт длился два часа. Это называется кормить пенсионеров?

После выборов это внимание закончилось.

Нет, мы это программу планируем продолжать. Мы увидели много положительных эмоций.

А что касается пенсий, давайте без популизма. Понятно, что выжить на эти пенсии просто невозможно. Поэтому нужна системная работа для того, чтобы экономика встала на ноги.

Одним из тезисов предвыборной кампании Владимира Буряка было снижение тарифов. Как мэр может изменить тарифы? Разве это не популизм?

Может. Это не популизм. Есть четыре позиции. Газ – ничего не можем сделать. Электроэнергия – ничего мэр не может сделать. Эти два пункта регулирует национальная комиссия.

Тепло – может. Для этого нужно повысить эффективность конвертации первичного источника энергии. Не обязательно даже модернизировать теплосети. Для начала нужно навести элементарный порядок. На комбинате мы смогли сократить расходы на газ с 700 до 200 миллионов гривен. Для наведения порядка в теплосетях нам понадобится полгода…

И тогда можно ожидать снижения тарифов?

Давайте посмотрим, какими будут цены на газ. Но определенную подушку мы можем дать каждому жителю Запорожья, убрав коррупционную составляющую и неэффективность.

Дальше. Тарифы на воду также регулируются городским советом. Они складываются из стоимости электроэнергии, стоимость оборудования, заработная плата. Если внимательно посмотреть, там есть большие резервы.

Есть и пятый пункт – содержание дома. Там вообще комментировать нечего, там беда. Я думаю, здесь до года времени понадобится, чтобы со всей этой системой разобраться.

У вас есть тенденция переносить управленческий опыт с завода на город. Александр Син утверждал, что это невозможно, потому что кроме власти городом рулят бандиты, силовики, капиталы и т.д. Получится ли перенести опыт?

Время покажет. Определенная логика в его словах есть. Но давайте вспомним, на заводе тоже хватало и бандитов, и прокуроров, и крышующих, и смотрящих. Но сейчас нет. Можете на отвалы поехать, можете поехать куда угодно. Пастись им здесь стало непросто, они переключились на город. Надо оттуда выгонять.

Вы сказали, что готовы сотрудничать со всеми. Но складывается впечатление, что сотрудничество заключается в том, чтобы другие сидели и смотрели, что вы делаете. Все замы и большинство исполкома – ваши люди.

Абсолютно не так. В городском совете 8 комиссий. У Оппозиционного блока 3 комиссии. Хотя пропорция предполагает две. Но мы увидели, какие эмоции вызывает должность секретаря горсовета, и решили не накалять градус. Депутаты здесь выдвинули, кого хотели. Мы от этой должности отказались. Секретарь городского совета – не представитель Оппозиционного блока.

Но он вам близок?

Что значит близок?

Это стереотипное восприятие. Пидорыч экс-регионал, и Оппозиционный блок считается наследником Партии регионов. Поэтому многие вас связывают.

В этом вся беда. Возьмите 20 депутатов Оппозиционного блока. Там люди не то, что в регионах не были, они даже в политике не были. Это штамп. Кто их делает? И кто создает мифы?

Мы?

В том числе и вы. В том числе и те безответственные политики, которые не могут предложить конструктив и созидание. Придумывают демократические и недемократические партии. А вы посмотрите по существу. Демократичней нас там никого нет. Там есть безответственные анархисты, которые срывают сессию и есть конструктивные силы, которые обсуждают, согласовывают, подходят прозрачно и ответственно.

Что касается замов. Я вообще не понимаю, почему городской совет должен их утверждать. Есть мэр, которого выбрали люди. Он единолично должен формировать команду управленцев и потом отвечать за этих людей перед всем городом, перед законом.

А мы находимся в ситуации, когда есть ряд ОПГ, каждая из которых взяла себе партию, либо внедрила туда своих людей. Потом эти люди приходят и начинает указывать на предприятия, которые они хотят под распил. А не отдадите – мы вам в горсовете устроим дебош. Вот такая дискуссия. Мы с такими людьми работать не будем.

Многие вопросы должны быть адресованы Владимиру Буряку. Но он упорно избегает журналистов. В результате мы как с мэром говорим с вами.

Я вам скажу, почему это происходит. Я только чуть-чуть погрузился в эту работу, потратил месяц, чтобы направить ее в конструктивное русло. А человек влез в эту машину, а там проблема на проблеме.

Некогда?

Ему просто некогда. Это естественный процесс, когда первые три месяца человек разбирается с внутренней кухней.

Мы наше видение развития города обсуждали в течение трех лет. Почему он пошел? Это была его идея, он говорил, что не может на это все смотреть. И мы не раз сидели и дискутировали, как быть. И наши мысли сходятся на 90%.

Почему «Запорожсталь» отказался взять «Металлург»?

Тема футбола мне очень близка. Я сам тренировался по два раза в день. Но нужно понимать, что футбол очень недешевое удовольствие. И, наверное, правильно, чтобы в Запорожье был свой футбольный клуб. Я бы тоже этого хотел. Но клуб должен кто-то финансировать. «Запорожсталь» сделала предложение губернатору. Мы сказали, что готовы финансировать 25% «Металлурга». Почему столько? На это есть две причины. Эту ношу на себя брать должны не одни мы. Если клуб нужен городу, пусть присоединятся другие ответственные предприятия. Насколько я знаю, кроме нас не согласился никто.

Вторая причина. Ринату Ахметову принадлежит 37% акций «Запорожстали». Одновременно он является собственником клуба «Шахтер». По правилам УЕФА у одного собственника не может быть несколько клубов. А никакими серыми схемами, покупать клуб через подставных лиц, мы не будем.

Кто из предприятий отказался?

Я ни с кем переговоры не вел. Это было бы некорректно с моей стороны. Я предложил это губернатору. Он собирал много предприятий.

Какое из них самое крупное?

Я не знаю. Меня не было на этой встрече. Знаю только, что этот разговор окончился ничем.

Говорят, «Запорожсталь» будет передавать свои социальные объекты на баланс города.

Пока таких планов нет. В дальнейшем, посмотрим.

Планируются сокращения на комбинате? Многие опасаются, что этот процесс начнется со следующего года.

Я руковожу комбинатом уже 4 года. Если подсчитать все прогнозы по сокращениям, то сократили уже 5 или 10 комбинатов.

Сокращений нет, и не планируются. Но будет ряд мер по оптимизации. Будем переводить людей с одних участков на другие. Ни один профессионал, ни один патриот комбината «Запорожсталь» работу не потеряет.

Правда ли, что комбинат сейчас работает исключительно на безубыточность?

Да. Работаем в ноль последние месяцы.

Недавно «Запорожсталь» заявила, что забирает 70 миллионов гривен с экологической программы, чтобы расплатиться за электроэнергию. В 2014 году вы показали прибыль в 1,2 миллиарда. Почему не хватило?

Нужно разобраться с азами экономики. Когда в 2012 году я пришел на «Запорожсталь», сумма долга составлял 500 миллионов долларов. Умножьте на средневзвешенный курс, получится около 7 миллиардов гривен. За три года в комбинат было вложено около 4 миллиардов гривен. Все заработанное инвестировано или использовано на погашение долгов. Ни одна копейка не выведена с предприятия в виде дивидендов.

Мы зарезервировали деньги на экологическую программу как неприкосновенный запас. Но из-за невыплаты НДС у нас ежемесячно вымывалось по 200 миллионов гривен. Образовались долги за электричество. Что делать? Понимая, что риски катастрофические, беру из н/з.

Последний вопрос. Зачем Запорожье Ахметову?

Честно скажу, я этого вопроса не понимаю. Это некая мантра. Ахметов – бизнесмен. Его интересует капитализация его бизнеса. Его не интересует Запорожье.

Комментарии

guest photo

Александр 10.09.2016 в 16:02

В городе дышать не чем, вот вы смываетесь за городом жить. А во вторых хорош врать - Надоели вы, Ростислав Шурма, как горький орех. Вы так гладко стелите, а люди Запорожья умирают от вашей пыли, газа, финола, и. т .д. ВЫ УМЕЕТЕ СЧИТАТЬСЯ ТОЛЬКО С СОБОЙ, а люди для вас это ........! Любая власть это насилие, и вы не исключение. Лгут врачам, пенсионерам, мусульманам, староверам, Даже тем, кто прославляют, врут иль мелко привирают. Лгут о мире и свободе, врут «пекутся о народе». Как пекутся всем нам видно: «не до вас, тупое быдло». Наш чиновник ночь не спит все о гражданах грустит, а когда икрой рыгает – ветеранов вспоминает. Лгут про выборов итоги, но не врут про платные дороги, Врут про качество боржоми и про айсберги в Суоми. Лгут про бедность, врут про цены, может ложь забралась в гены? Врут, где надо и не надо, знать во лжи у них отрада. А людей бросает в дрожь, когда слышат всюду ложь. Врут, как дети, врут, как шлюхи, врут как бесы или духи А уж если их послушать, просто нечего им кушать. Столь бедны и столь скромны. Нет ли нашей в том вины? Может, скинуться всем миром, посодействовать «кумирам», И купить им по квартирке иль по домику в глубинке? И живут они в дворцах, где скульптуры на крыльцах, Где весь год – шальное лето, где тепло и много света, Где нахальные повесы, оседлали «мерседесы», где роскошные Канары. Впрочем, не пора ли ВАМ на нары!

Ответить

Оставить свой комментарий: