Экс-чиновник Запорожской ОГА опроверг обвинение Луценко и заявил, что лично вложил в строительство линии обороны 400 тыс

logo

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко обвинил экс-чиновника Запорожской ОГА в хищении средств при строительстве ВОПов в зоне АТО. Сегодня бывший представитель областной власти встретился с журналистами и рассказал свою правду.

Напомним, в конце октября на своей странице в ФБ Юрий Луценко написал, что военная прокуратура вручила подозрение Алексею Литвину, который в июне 2015 года, в качестве стажера на должность заместителя главы ОГА, организовал злоупотребление гражданскими и военными должностными лицами, которые строили и принимали взводные опорные пункты.

Сегодня, председатель наблюдательного совета ООО «Запорожский инструментальный завод» Алексей Литвин опроверг информацию, которая фигурирует в деле, а также высказал ряд предположений по поводу того, кто и за что «имеет на него зуб».

- Я вас очень попрошу сейчас просто постараться услышать. Я буду говорить настолько чудовищные вещи и, самое главное, показывать, что они не укладываются в голове. Я буду показывать, как на белое говорится черное, - начал общение Литвин.

Стоит отметить, что яркий и эмоциональный монолог Литвина длился чуть более часа. Для того, чтобы было понятно, с чем не согласен и что пытается оспорить Литвин – опубликуем ряд документов.

В марте 2015 года глава области Валентин Резниченко взял Алексея Литвина на стажировку.

 


В то же время в материалах дела говорится: 

- Байки относительно того, что я хотел быть заместителем и потому старался. Никто не говорит, что я украл. Говорят, что я слабо контролировал потому как хотел стать руководителем. Вы знаете случай, когда губернатор берет чужую команду? Нет. Когда пришел Григорий Самардак, он привел свою команду. В первый день произошел разговор и сказали друг другу, что мы идем разными путями – нет проблем. Так бывает. Самардак отправил на согласование в Кабмин кандидатуру Эллы Валерьевны Слепян. Она великолепный профессионал, у меня с ней прекрасные отношение. То есть, у меня не было мотива идти на преступление ради должности. В мае ушло на Кабмин назначение на Эллу Слепян, но и у нее не получилось стать тогда замом. В Кабмине зачеркнули фамилию Слепян и написали фамилию Брыля. Уже в июне было известно, что замом станет Брыль, - говорит Литвин. 

В материалах обвинения, а это - 40 страниц, Литвин обвиняется сразу по двум пунктам ст. 364 УК Украины (ст 364 и ст 364-1). 

- Это две взаимоисключающие статьи. Первая применяется для государственных служащих, а вторая – для сотрудников частных организаций. Еще есть ст 429 (Умышленное невыполнение военным должностным лицом действий, которые по своим служебным обязанностям...) То есть я военное лицо? Так не может быть, - говорит Литвин.

Он также отметил, что не имел права подписи. Более того, ему, как стажеру, начальник УКС не подчинялся. 

В деле говорится: 

На что Литвин отвечает, что поручение осуществлять контроль за выполнением работ на объекте было не устным, а протокольным: 

Он также отметил, что за два месяца (столько длилось строительство) он провел в зоне боевых действий 30 дней. За это время два офицера СБУ, которые сопровождали меня по очереди получили звание "Участник боевых действий". А Литвин на то время был не госслужащим и звания не получил. 

- Информирую Вас, что в ночь с 04.06 на 05.06 2015 боевиками был осуществлен мощный обстрел нашей стройплощадки Старогнатовка 7. Строители всю ночь просидели в окопах и бетонных сооружениях.

Кроме этого объекта обстреливали места, где нами ведутся строительные работы, в частности: Новотроицкое, Богдановку, Гранитное.

Кроме того, на дороге Новотроицкое - Николаевка нашими саперами был обезврежен мощный радиоуправляемый фугас.

Прошу обратить внимание на то, что наши строители лишены любого военного статуса, но в то же время находятся под обстрелом боевиков. Существует возможность их подрыва на взрывных устройствах, - говорится в служебной записке, которую он готовил для губернатора Самардака. 

Он также отметил, что в материалах дела говорится, что он нанес ущерб государству в размере 11 млн 624 тыс грн. В то время, как остальные фигуранты дела - замначальника УКС, подрядчики и представитель ВСУ - обвиняются в нанесении ущерба, в рамках этого же уголовного производства, в размере 624 тыс грн. 

- Показания против меня дали два руководителя генподрядчика. Они недоплатили строителям 400 тыс грн. Эти деньги заплатил я. Они мои должники. Самый лучший ВОП строился на мои деньги, - отметил Алексей Литвин.

Что касается заявления Луценко, то экс-стажер на должность заместителя главы области говорит, что Луценко выезжал с проверкой на объекты, которые расположены на второй и третьей линии обороны. В то время, как Запорожская область строила – на первой.

- Генпрокурор Луценко выезжает на вторую или третью линию, на первой стреляют – туда не ездил. И там он просматривает объекты одной из областных администраций. Военному прокурору предложили открыть дело против области - не нашей. Военный прокурор сказал, так у нас открыто против другой – так появилось выступление Луценко. Он не был на нашем объекте, - сказал Литвин. 

Он заявил, что подал заявление в Европейский суд и он принял дело к рассмотрению Литвина против военной прокуратуры.

- Европейский суд берет где-то 10% дел. Они, наверное, увидели дело перспективным для меня и бесперспективным – для прокуратуры, - заявил Алексей Алексеевич. 

Что касается причин такого "поведения" прокуроров в отношении именно него, то Литвин не исключает, что неприязнь могла возникнуть на экономической почве. 

- Мы сумели поставить 200 тонн брони. У меня коллекция благодарностей. Каждая наша броня, которая существует на фронте, имеет клеймо и номер. Нет ни одного пробоя. Потом мы начали делать оперативные ножи для спецназа. Мы предложили на тендере за 5 млн грн поставить ножи для спецназа: один нож за 1400 грн. Но на тендере победили китайские ножи – 2900 грн за штуку. Как позже оказалось, нас сняли с тендера потому, что неизвестный полковник написал, что ножи не прошли испытания. Но они прошли, есть сертификаты. После этого мы сделали бронебойный снаряд для БТР. Но поставляем их не мы, а Болгария. Хотя по стоимости наш комплект был на уровне 25% стоимость болгарских. 

- Есть еще одна причина, которую, наверное, я мог бы и не озвучивать – я человек, который мог бы откупиться, - предположил Литвин. 

По его словам, правоохранители перешли границу, когда к материалам дела приобщили информацию о его дочери - Екатерине Литвин. Более того, он в Европейский суд обратился только после того, как началось давление на семью. 

- 14 ноября 2016 года следствие установило, что согласно информации дочь Литвина является следователем и таким образом пользуется мобильным телефоном таким-то и может предупредить своего папашу. А теперь самое главное: документ был создан на основании "липовой" справки. В трудовой Кати указано, что 31 мая 2016 года она уволилась с работы следователя. Через 7 месяцев, на основании "липовой" справки против дочки было открыто негласное оперативное мероприятие, - говорит Литвин. 

- Это одно из самых страшных ограничений конституционных правил и свобод человек. То есть, это тайна переписки, тайна передвижений и тайна телефонных разговоров. За мной ходили, ездили - я же это видела. Две машины, - подтверждает Екатерина Литвин. 

Он отметил, что на сегодня не относится ни к какой политической силе и все что сейчас происходит делает не пиара ради. В завершении встречи он попросил журналистов приходить на судебные заседания, которые будут проходить в Орджоникидзевском районном суде Запорожья. 

Отвечая на вопрос: "Кто стоит за этим делом? Кто дал команду? Литвин говорит: 

- За 15 дней нельзя выписать уголовное дело. А его выписали. Все сошлось, и посты в Фейсбуке, и политика, и телевизионные выступления, и "надоедалово" мое в министерстве обороны с просьбой купить ту или иную продукцию нашего завода. Все сошлось вместе. Честное слово, клянусь именем своего внука не знаю, кто за этим стоит, - говорит Литвин и добавляет, что это уровень столичных силовиков. 


+

Оставить свой комментарий: