Неестественный отбор – как проходит полицейская аттестация

30.06.2016 17:32

– Может ли муж вдовы женится на ее сестре?

При этом вопросе аттестуемый полицейский утер вспотевший лоб и посмотрел на вопрошавшего молящим о пощаде взглядом.

– В тесте на логику вы набрали 4 балла из возможных 60. Наверное, вы перенервничали. Но сейчас-то вы успокоились... Итак, идет дождь. В поле стоят два дерева. На какое сядет ворона?

Ладони аттестуемого оставили на отутюженных брюках мокрые следы, уничтожившие стрелки.

– Хорошо. Вы пилот! Летите из Киева в Лондон с посадкой в Париже. Сколько лет пилоту?

– Тридцать восемь…

В ответе прозвучали одновременно стыдливость и облегчение.

В минувшую пятницу, 24 июня, высший руководящий состав запорожской полиции проходил аттестацию. В ней приняли участие 32 полицейских – заместители главы ГУ НП области, а также главы районных отделений и отделов полиции области. За день до этого они сдали два теста – на логику и на знание законов. Максимум за оба теста составлял 120 баллов. Лучший результат для Запорожья не превысил 70. Такие сотрудники (их всего двое или трое) имеют право подать апелляцию в случае провального собеседования и аттестоваться снова. Прочим придется покинуть органы.

В аттестационные комиссии вошли советники при МВД (главы), по одному сотруднику кадрового департамента Национальной полиции, еще по одному полицейскому с «полевым» опытом, по одному патрульному и по четыре общественника в каждой.

С общественниками провели инструктаж. Общий смысл его сводился к тому, что аттестация – это не люстрация. Проверку на соответствие закону об очищении власти все прошли блестяще. А по итогам аттестации полицейского можно отправить и на повышение. Девушка-специалист призывала к объективности и непредвзятости, избегать выводов, основанных на собственных стереотипах, и так далее…

Избавиться от стереотипов в отношении полицейских, еще вчера бывших милиционерами, невероятно трудно. Какой нормальный человек в Украине мог изъявить желание стать милиционером? В милиционеры шли те, кому больше некуда податься. Или те, кто четко осознавал карьерно-коррупционные перспективы. Очевидно, что на определенном этапе эти два мотива пересекаются и дополняют друг друга.

Нынешняя аттестация, проходящая под знаменем реформы полиции – отбор лучших из худших. Откровенные бестолочи уволены, служаки оставлены. Самые талантливые и изощренные отправлены на полиграф. Такой параметр предусмотрен для тех аттестуемых, которых в ходе собеседования на враках не поймали, но нашли при этом веские основания сомневаться в искренности.

Это когда глава районного отделения декларирует депозит, а заместитель главы ГУ НП заявляет, что у него лишь старенький Volkswagen Polo. Причем название немецкой марки в декларации пишет с ошибкой. Или когда полицейский говорит, что решил пойти в полицию, чтобы сделать мир лучше, а выясняется, что абсолютно у всех его родственников есть бизнес. Или когда он следователь, а жена – адвокат.

Выводы комиссий были единогласны в случаях, когда аттестуемый не знал законов, приказов и вообще не мог сформулировать полицейских порядков. Таких много. Такие занимали высокие должности. На собеседовании такой типаж имел вид бродячего пса, ожидающего удара палки.

– Как же вы доносите до личного состава необходимые положения, если сами ни в зуб ногой? Вы не знаете порядок хранения оружия!

– Вы знаете, я больше практик…

Подтянутый и загорелый офицер также посетовал на семейные проблемы. К аттестации он не успел подготовиться, потому что как-то неожиданно все получилось. О готовящихся экзаменах было известно еще в январе.

– Говорят, вы садист. Бьете подчиненных, – спрашивают другого.

– Обязательно учту этот сигнал, – отвечает, расплываясь в улыбке.

– Расскажите о ваших профессиональных достижениях.

– Прошел путь от младшего до…

– Нет. Показатели, раскрываемость, дела.

– Я в райотдел закупил компьютеры и договорился за бензин. Честно говорю. Как есть.

Открытая поза грушевидного торса с блуждающей вверху ухмылкой действительно говорила, мол, принимайте таким, как есть, я ж по-честному.

Еще один огромный человек с большими волосатыми руками написал шпаргалку на листе А4, уложив ее на пухлую папку.

– Что это у вас?

– Папка. Извините.

Многие в графе о языках аттестационных листов помимо русского и украинского указывали «английский со словарем».

Вообще все характеристики, написанные в полиции, были очень красноречивы. Отважен, предан, профессионален. У одного попалась формулировка «деловит».

Те, кто аттестацию прошел, производили впечатление людей, оторванных от работы, чтобы быстренько сходить на родительское собрание.

Не менее сильный эффект аттестация произвела и на участников комиссий. Общественники, часто представляющие тип людей, жаждущих что-то контролировать, но к этому неспособных, вдруг обнаружили в своих руках чужие судьбы. В таких случаях говорилось о невозможности поступиться принципами.

Общий итог: 9 непрошедших, 13 прошедших, 7 отправленных на полиграф. Один понижен в должности (можно было и так). Судьбу еще одного установить не удалось. Впереди аттестация среднего звена в Днепропетровске, а затем всех прочих в Запорожье.

Результаты запорожской аттестации уже назвали одними из худших в Украине. Наверное, так оно и есть. Но, наверняка, стоит помнить о том, что все эти коротко остриженные приземистые люди – не агенты, заброшенные к нам инопланетянами, а прямое продолжение нас. Нас, среди которых существует запрос и на садизм, и на притворное добродушие. К счастью, есть запрос и на профессионализм.

После всех собеседований один из членов комиссии вдруг спросил:

– Стольких уволили, а кто ж работать будет?

Пожалуй, оставшиеся. И еще те, кто придет на должности из новых патрульных, и те, кто не мог, но работал в прошлой системе. Таких мало, но они есть.

Короче, полицейская аттестация – не бог весть какой сдвиг. Но при всей ее формальности и выборе из того, что было – малюсенький шажок перед долгой дорогой.

Евгений Зюзин

Оставить свой комментарий: