Днепропетровские террористы: поймали тех?

logo
Днепропетровские террористы: поймали тех? - главная фотография

27 апреля в Днепропетровске прогремело 4 взрыва, в результате которых пострадало 30 человек (26 были госпитализированы).
В тот же день информпространство страны стало полниться намеками о причастности к теракту спецслужб, как украинских, так, возможно, и российских. И даже когда задержали подозреваемых, огласили их мотивы, многие продолжали утверждать, что поймали не тех. Тем не менее, тщательный анализ всей вереницы событий сегодня дает все основания верить заявлению о раскрытии преступления. И недавнее ЕВРО-2012 тому подтверждение. Но обо всем по порядку…
Взаимные обвинения
Итак, сразу после выборов и на всеукраинском, и на местном уровне заговорили о возможной причастности к теракту спецслужб.
«На чей опыт похоже? - задавался в своем блоге вопросом нардеп Анатолий Гриценко, и сам же отвечал. - Не на европейский точно».
«Получим от Пшонки-Захарченко-Калинина объективный и честный ответ? Я в это не верю. Наверное, Вы тоже», - продолжал политик.
Оппозиция активно начала «раскручивать» версию о причастности к терактам нынешней власти. Такие предположения звучали не только на всеукраинском уровне, так и на местном. Например, председатель Днепропетровской областной организации ВО «Батьківщина» Антонина Ульяхина заявила, что взрывы могли иметь целью недопущение массовых акций протеста.
Политическую версию активно муссировала и Партия регионов, обвиняя оппозицию к возможному отношению к преступлению. Не исключал подобного и Президент Виктор Янукович, сообщивший в Днепропетровске, что для следствия важно выяснить причины этих преступлений, ведь, возможно, «речь идет о попытке дестабилизировать ситуацию в стране».
Теракт в мгновение ока стал технологическим инструментом в политическом противостоянии. Надо отдать должное оппозиции: ее версии были более правдоподобны, аргументы – убедительнее, построенные логические цепочки – почти что совершенны. Вместе с тем все обвинения, как с одной стороны, так и с другой, строились исключительно на эмоциях и предположениях. Абсолютно никаких фактов причастности тех или иных политиков к взрывам общественности предоставлено не было.
Но оппозиция информационную войну выиграла вчистую.
При этом руководство СБУ изначально всячески убеждало граждан об отсутствии политического следа в терактах. И при этом откровенно лгала. Но не относительно политической подоплеки, а о мотивах террористов, их требованиях, и наличие у спецслужбы соответствующей информации.
СБУ: ситуация снаружи и внутри
Например, заместитель председателя СБУ Владимир Рокитский через два дня после взрыва заявил, что террористы никаких требований не выдвигали. Хотя это, как впоследствии выяснилось, не соответствовало действительности – преступники сразу затребовали денег. Более того – с финансовыми требованиями они выступили еще в ноябре прошлого года, когда ночью взорвали в центре Днепропетровска урну (тогда погиб случайный прохожий). Уже в прошлом году они пообещали новый теракт в Донецке, если им не выплатят несколько миллионов евро (соответствующее требование они разместили в комментариях одного популярного днепропетровского сайта).
Вторая ложь от СБУ – отрицание на начальном этапе расследования связи между терактами 27 апреля с ноябрьским взрывом. Хотя сразу было понятно, что это звенья одной цепи. О чем свидетельствовало как идентичность выдвигаемых требований, так и состав используемой взрывчатки.
Сразу после апрельских взрывов об объединении уголовных дел в одно сообщил начальник главного управления надзора за соблюдением законов при исполнении судебных решений Генпрокуратуры Вадим Горан.
«В прошлом году было аналогичное преступление в Днепропетровске. На сегодняшний день эти два уголовных дела объединены в одно производство, поскольку почерк совершения этих преступлений одинаков», – сказал он.
По словам представителя Генпрокуратуры, «есть предположение, что эти преступления могли быть совершены одними и теми же лицами».
Однако уже на следующий день прокурор Днепропетровской области Наталья Марчук опровергает информацию своего коллеги из Генпрокуратуры.
«Уголовное дело по факту взрывов, произошедших в Днепропетровске 27 апреля 2012, расследует центральное следственное управление Службы безопасности Украины. Никакого объединения с уголовным делом по факту взрыва урны 16 ноября 2011 не было. Данные уголовные расследуются отдельно», – сказала Марчук.
Причины, по которым спецслужба дезинформировала общественность, впоследствии так и не были объяснены. О них можно лишь догадываться.
Почему не сказали о требуемом выкупе? Может опасались, что в итоге не смогут поймать террористов, и, в таком случае, допускали возможность «подгона» под дело политической версии?
Почему затягивали с объединением дел? Видимо боялись появления у общества вопросов: «Что за полгода – с ноября по апрель - было сделано для поимки террористов?», «Почему нечего не сделали для предотвращения повторения терактов?», и, конечно же, «Кто и как ответит за повторение теракта в Днепропетровске?».
Тем более, что эти вопросы легли бы на благоприятный грунт – ведь внутри самой Службы безопасности не все гладко: есть много желающих отправить в отставку нынешнего начальника УСБУ в Днепропетровской области Владимира Верхогляда.
Сегодня, пожалуй, он единственный из начальников призыва «оранжевого» главы СБУ Валентина Наливайченко оставшийся на своей должности.
Именно во времена президентства Виктора Ющенко между Верхоглядом и Иваном Ступаком, ныне зампредом Днепропетровской ОГА, курирующим работу правоохранительных органов, а в те годы – «регионалом»-оппозиционером, возник конфликт, при чем публичный. Тогда одна близкая к Ступаку местная газета почем зря «костерила» генерала. С тех пор уже прошло много лет, Иван Иванович стал «серым кардиналом» Днепропетровщины, но, как говорят, его отношения с Владимиром Алексеевичем теплее не стали.
Во время расследования терактов ряд политиков, таких как нардеп Геннадий Москаль и депутат Днепропетровского облсовета Виктория Шилова вообще настоятельно требовали проверить возможную причастность к организации взрывов самого Ступака, выходца из СБУ, который якобы мог таким образом пытаться отправить в отставку Верхогляда…
В общем, в таких, мягко говоря, непростых условиях, днепропетрновские СБУ-шники расследовали взрывы. Притом, что, в общем-то, ранее никаких подобных претендентов в Украине не было, а, значит, и опыт расследования подобных дел у всех отечественных спецов «нулевой».
Тем не менее, в атмосфере небывалого давления, многочисленных спекуляций, недоверия общества и отсутствия должного опыта в организации и проведению терактов все-таки задержали четырех человек во главе с преподавателем кафедры политологии Днепропетровского государственного университета Виктором Сукачевым.
Верить или нет?
Реакция общества на задержание было неоднозначным. Очень много недоверия к тому, что поймали действительно виновных. Природа этого недоверия в том, что граждане уже априори не верят силовым структурам Украины. К тому же, как уже было сказано, СБУ изначально давала неправдивую информацию. А, как известно, единожды солгавшему веры нет…
Однако, это всего лишь эмоции. Никаких же логических контраргументов граждане, не верящие СБУ, выдвинуть не могут. Говорят, дескать, в обнародованных записках с требованием выкупа очень много грамматических ошибок, которые попросту не могли допустить грамотные люди, коими являются задержанные. Хотя при изучении текста видно, что там настолько много ошибок, что такого количества не допустил бы даже законченный двоечник. Какой вывод? По-моему, однозначный: ошибки делались умышленно, чтобы читавшие записки не могли составить объективного представления о грамотности их авторов.
Откуда у СБУ видеозаписи закладки взрывчатки и получение банковских карточек террористами, которые им сбрасывают с поезда? СБУ уже пояснила, что просмотрела около 2 тысяч камер наружного наблюдения по всему Днепропетровску.
Известно, что с вымогателями вступили в переговоры, заставив их предпринять действия, по которым их можно было бы вычислить. И когда они получали карточки, ходили к банкоматам получать перечисленные им деньги, их уже «вели», оперативно фиксируя на камеру их шаги. Потом, после допросов, когда следствию был известен весь маршрут передвижения задержанных, взяли кадры с камер по пути их следования, которые затем и смонтировали в хронологическом порядке для предоставления общественности.
В пользу того, что задержали именно виновных, свидетельствует и отсутствие как от адвокатов подозреваемых, так и от их родственников, каких-либо опровержений вины задержанных или сенсационных заявлений о применении пыток, иных незаконных методов воздействия на арестантов.
И главное, на наш взгляд, доказательство того, что задержали именно тех – спокойное проведение чемпионата ЕВРО-2012. Если бы террористы были на свободе, разве они не воспользовались бы случаем заявить о себе новым терактов в дне проведения чемпионата?
Хотя, безусловно, последнее слово за судом. И власти должны быть заинтересованы в том, чтобы процесс прошел максимально открыто и прозрачно. И, желательно, после выборов – итак слишком много политических спекуляций вокруг этого громкого и непростого дела.

Юрий Михайлов.

Оставить свой комментарий: