Депутаты разобралась «по понятиям»

logo
Депутаты разобралась «по понятиям»  - главная фотография

  После нескольких месяцев усердного труда чиновники и депутаты выдали на-гора новый уголовно-процессуальный кодекс. Свое детище они без лишней скромности окрестили «передовым» и «революционным». Но действительно ли этот документ способен поменять обличие украинского правосудия?

   В ночь на страстную пятницу, после трех суток обсуждения, Верховная Рада утвердила новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). Не обошлось без скандала: «за» проголосовала аж 271 карточка, хотя в зале заседаний на тот момент находилось не более полусотни депутатов. В оппозиции сразу же возмутились, что документ принят незаконно и парламент чуть ли не распустить надо. Однако «слон» в лице большинства «моськин лай» проигнорировал.
 Даже такой инцидент не помешал юристам и правозащитникам встретить принятие кодекса с большим энтузиазмом. Ведь это первая за годы независимости серьезная попытка отойти от советской карательной системы правосудия и сделать ее похожей на западную, человеколюбивую. «Прежний кодекс был принят еще в 1961 году и явно отставал от времени. Заменить его следовало еще 20 лет назад», – уверен правозащитник Эдуард Багиров.
   Новый свод законов готовили на Банковой последние два года. Руководил процессом ранее один из наиболее близких соратников Юлии Тимошенко, а ныне советник президента Виктора Януковича – Андрей Портнов. Его несомненный профессионализм и организаторские способности позволили собрать более чем на двухсот страницах квинтэссенцию мирового опыта правосудия. Но не учесть интересы своих нынешних работодателей Портнов тоже не мог.
 «Нет сомнения, что новый УПК является достаточно прогрессивным по своей задумке. Но изначально (до направления в Венецианскую комиссию на экспертизу) кодекс был намного лучше, сбалансирование. А потом наиболее мощные правоохранительные органы приложили усилия, чтобы отвоевать себе как можно больше «территории» в этом кодексе, и они добились этого», – говорит бывший первый заместитель секретаря СНБО, доктор юрнаук Степан Гавриш.
 Аналогичное мнение высказал и член рабочей группы по подготовке проекта УПК с 2006 по 2009 годы Александр Банчук. «Вследствие доработки в Администрации президента я увидел много изменений, которые вызваны влиянием правоохранительных органов. В кодексе появились «полумероприятия» – это когда вроде бы решено внедрить новую модель, но не хочется расставаться со старой. Иными словами, сказано «а», а не сказано «б», – заметил эксперт.


Уголовных дел не будет


Итак, о новациях. Первое, чем хвастают авторы кодекса – уравнивание прав всех участников уголовно-процессуальных действий. То бишь, если сегодня судьи особо не углубляются в суть дела, зачастую просто подписываясь под обвинительным заключением прокурора (нередко люди в мантиях цитируют его слово в слово), то благодаря новому УПК у стороны защиты появится больше шансов доказать свою правоту во время судебного процесса.
 О чем идет речь? После вступления кодекса в силу прокурор будет передавать суду не завершенное уголовное дело, а лишь собранные правоохранителями в ходе расследования факты и улики. Впервые оговаривается, что свои доказательства – на равных с обвинением – сможет предоставлять и сторона защиты. И только после самостоятельного анализа всех улик и выслушивания аргументов всех участников процесса судья должен будет вынести приговор.
 Плюс и в том, что чистосердечное признание подсудимым своей вины где-то в райотделе милиции не будет являться доказательством его вины. Человек сможет взять на себя ответственность за преступление только в зале суда, где на него никто не давит и не угрожает. «Не будет смысла выбивать показания в РОВД, в СБУ, в других правоохранительных органах, в налоговой милиции», – заявил на одном из телеканалов Андрей Портнов.
 Однако проблема «равенства» в суде решена не окончательно. Александр Банчук допускает, что правоохранители все же смогут найти лазейки в кодексе, чтобы по-прежнему составлять протоколы допросов и основывать на них свою аргументацию. Эдуард Багиров видит еще одну угрозу: «Существует вероятность, что правоохранители начнут фальсифицировать доказательную базу. Например, кто-то потребует взять нож в руку, чтобы остались отпечатки».
   Остановить беспредел в правоохранительных органах можно только введением судов присяжных. Чтобы, как в американских фильмах, судьбу преступника (при его желании) решали не утратившие доверие чиновники в мантиях, а незаинтересованные «люди с улицы». Предлагаемой редакцией уголовно-процессуального кодекса такая новация предусмотрена. Но эксперты говорят: есть риск, что наши суды присяжных останутся без реальных полномочий.
   «В классическом варианте присяжные самостоятельно устанавливают факт совершения или несовершения преступления, а профессиональный суд уже потом избирает статью и меру наказания. В новой редакции кодекса такое разделение нивелировано: профессиональный суд и народные заседатели все вопросы будут решать вместе. А это означает, что роль присяжных будет сведена к минимуму», – говорит экс-министр юстиции Николай Онищук.


   В СИЗО освободятся камеры

 Новый УПК прогрессивен и тем, что обещает «разгрузить» следственные изоляторы. Подозреваемых якобы перестанут без особой нужды кидать за решетку на время проведения расследования. Чтобы не получалось, как в случае с бывшим первым зампредом «Нафтогаза Украины» Игорем Диденко. Тот больше года просидел в тюрьме по подозрению в незаконной растаможке газа, а потом суд дал ему срок… условно. То есть, в СИЗО чиновника держали несправедливо!
 Кодексом предусмотрено, что подозреваемых будут содержать под стражей только в особых случаях. В качестве альтернативы СИЗО предлагается, например, возможность внесения залога – от 5,4 до 322 тыс. грн. (раньше такая норма существовала, но почти не действовала). Есть и другой вариант – домашний арест. Это означает, что по решению суда подозреваемый должен будет круглые сутки находиться в своем жилище. Для контроля в квартире могут установить видеокамеры.
   При этом уже не прокурор будет ходатайствовать перед судом об избрании меры пресечения (равно как о проведении обыска в квартире подозреваемого или прослушке его телефона). Данные полномочия – справедливости ради – передаются так называемому «следственному судье». Человек с такой должностью будет выбираться из состава судей каждого отдельно взятого суда на год и будет абсолютно независим. По крайней мере, так говорят в президентской канцелярии.
   Подобную систему авторы кодекса подглядели в Германии. Однако перенять ее в полной мере снова-таки не удалось. «Ошибочность предлагаемой модели в том, что небольших районах каждый прокурор будет знать, с каким судьей нужно договориться, чтобы беспрепятственно получать нужные разрешения, – поясняет Александр Банчук. – Немецкая модель предполагает, что следственный судья выбирается не на год, а на каждый новый процесс».
 Специалисты подвергают критике и те статьи УПК, где человеку без корочки адвоката запрещается быть защитником подозреваемого (сейчас такую роль может выполнять любой родственник без соответствующего образования). «Нельзя ограничивать любое право подозреваемого на защиту. Пусть это будет даже больше моральная поддержка. Иногда доверие намного важнее для попавшего в передрягу человека, чем любые официальные чины и должности», – уверен Багиров.
   Среди позитивов нового УПК можно отметить очень современные новации, такие как возможность проведения допроса свидетелей или подозреваемых по Интернету – в режиме видеоконференции. Решетки в судебных залах заседаний обещают заменить на стекла (для соблюдения прав человека). Правда, пока неизвестно, откуда возьмутся средства для реализации всех этих проектов. На одни только видеокамеры надо 17,5 млн грн. А, учитывая, что в судах даже бумаги не хватает…
 Сейчас УПК передан на подпись президенту. Тот пообещал, что не будет спешить с визой, а еще посоветуется с экспертами из Украины и зарубежья. Остается надежда, что документ еще будет отшлифован, и лишь тогда действительно можно будет говорить о «революции» в правосудии.  
Олег Скачко

Оставить свой комментарий: