Запорожский журналист-боец рассказал о предстоящих выборах и не только о них...

logo
Запорожский журналист-боец рассказал о предстоящих выборах и не только о них... - главная фотография

Владимир Москаленко, запорожский журналист, воюющий в зоне АТО дал оценку предстоящим выборам в ВР, и не только им…
Как, это не странно, но в этот раз мы ехали на Донбасс в гости к запорожцам – какое-то дежавю.
Друзья наших редакций-наши друзья Владимир Москаленко и Николай Михайлов воюют на переднем крае АТО.
Мы «прицепились» к волонтерам, которые отвозили помощь в расположение части, где служат наши герои.
 Загрузили редакционную «девятку» продуктами и вещами и двинулись догонять на ней волонтерский Джип, что отнюдь  не просто – дороги на Донбассе не располагают  к быстрой езде на легковом автомобиле.


Первая остановка пришлась на заброшенную шахту под Дебальцево, где стоит одно из подразделений  однополчан Москаленко и Михайлова. После экскурсии вокруг террикона, который подпирает спаренный  крупнокалиберный пулемет, а рядом дежурят два наших бойца с биноклем, мы выгрузили из джипа скарб, добрую половину которого переложили в нашу машину и двинулись к Москаленко.


Пока добирались, пришлось понервничать. Нужно сказать, что в тех краях линии фронта, как таковой нет, и зачастую блокпосты и расположение подразделений украинской армии и сепаратистов расположены чуть ли не в шахматном порядке по разные стороны балок и терриконов.  Ругаясь на карты и  навигатор, порой возвращаясь обратно мы, забрались на высоту, с нее скатились к сгоревшему БТРу, у которого на распутье из трех дорог бродил часовой с автоматом – слава Богу, наш часовой.  Остановились, и в часовом под каской и за очками узнали Владимира Москаленко. С криком: «это же Москаль» выскочили из машины обниматься с бравым Москаленко и застенчивым Колей Михайловым, который вылез из блиндажа.


 - Здесь все на  «ты». Я сегодня случайно при погонах. Офицеры ходят без погон. Честь никому не отдают, потому что это старая привычка еще с предыдущих войн. Кому отдают честь тот, и есть первая цель. А это моя с Колей  «ЗУшка», у нас зрение по минус 6 – в сумме ноль выходит, отличный расчёт получился. Штука хоть и старая но хорошая, если с той высоту очередь по БТРу дать, ему п…ец придет,  -  Москаль водил меня вокруг своего хозяйства и деловито пояснял что к чему.


- Это передний край. Дальше стоит противник. В Енакиево сейчас много россиян. И с этого бока есть. Задача наша обеспечить стабилизацию ситуации, чтобы линия противостояния не проходила дальше, вот и все. Удерживать ситуации под контролем в том состоянии, в котором она есть на сегодняшний день, – объясняет мне Вова причину, по которой запорожский журналист бродит с автоматом в  этом красивом месте. -  Здесь все просто.

Тем временем солдаты разбирали волонтерскую помощь. Журналисты расползлись по блокпосту, как любопытные тараканы по уютным щелям, Михайлов нарезал закуску и сервировал нехитрый солдатский стол. Зотов крутился вокруг него с бутылью в руке. Все занимались своим делом. У меня появилось время задать несколько вопросов запорожскому политическому обозревателю, сменившему свои обозрения на военное дело.

 - Вов, ты сколько раз освещал различные выборы. Как тебе предстоящие выборы видятся с передовой?

- Сегодня для меня это уже суета. Особенно если смотреть на людей, которые туда идут. Я мало знаю кандидатов, я знаю некоторые партии. Как минимум половине из кандидатов там нечего делать, половина из них будет обыкновенным балластом. Будущая  Верховная Рада тоже долго не проживет, как максимум до весны. Все будет зависеть от того, с каким настроением они придут. Всем понятно, что нынешняя Рада, которая продолжает выполнять свои обязанности совсем, никуда не годится.
 Задачи перед будущими депутатами стоят те же самые, что и стояли раньше. Другое дело, что у меня нет особой надежды на то, что есть большое желание у большей части кандидатов, которые эти выборы выиграют эти задачи решать. Единственная призрачная надежда на то, что придут новые люди, которые прекрасно понимают, что происходит в стране и около нее на южном и восточном кордоне. Для которых,  все это боль, которые  хотят это все развязать на благо Украины. Мы с товарищами общаемся, и меньше всего все хотят, чтобы наступило долгосрочное перемирие, и стабилизация ситуации в том виде, в котором оно сегодня существует.  То есть в присутствии России на территории Украины. Много раз уже говорилось, что мы бы давно нашли общий язык, и ничего этого не было бы, если бы не вмешалась Россия.

- Зачем объявляется перемирие?


- Смотри, вчера не было «перемирия» и было тихо. Где-то до трех часов ночи, а когда начало вступать в силу перемирие - началась артиллерийская перестрелка, у нас сработало здесь две растяжки. В «перемирие»  здесь никто не верит, смеются с самого этого термина. Перемирие  - все это относительно, тем более, здесь, где все слишком близко.

- То, что Рада продержится до весны, наверняка понимаешь не только ты, в администрации Президента это тоже должны понимать. Зачем тогда происходят выборы, если новая Рада продержится до весны?

-  Я думаю, что для дальнейшей демонстрации легитимности власти, которую он получил. Он же понимает, что общество не воспринимает состав этой ВР. Это такой шаг, который демонстрирует и в стране и в не ее, что мы способны развиваться, мы не остановимся  и можем не зацикливаться только на войне. Проведение этих выборов, при всем моем скептицизме, очень важно для общества. Это демонстрация того, что страна продолжает жить, условно говоря, нормальной жизнью и не все заканчивается на войне. Хотя война само собой, для нас тут главнее всего.

- Ну а лично твое отношение к выборам изменилось на войне? Что это сейчас для тебя тараканьи бега или все-таки построение цивилизованного общества?

- В какие-то минуты, кажется, что все это суета, но я понимаю, что они важны. Да, отчасти это тараканьи бега. Но вдруг в этих бегах к финишу первым прибежит нормальный порядочный человек? Эмоции эмоциями, но я прекрасно понимаю, что страна не может остаться с этим составом парламента. Это для страны конец, невозможно с такими людьми работать. Я думаю, что у нас впереди еще не одни выборы.  Дай Бог,  постепенно выкристаллизуется первый, второй, третий состав парламента — я имею ввиду следующие каденции,  которые будут такими, которые необходимы государству и будут соответствовать  условиям времени.

-Я так понимаю, что ты не переживаешь, что выпал из политической жизни, и выборов на твой век еще хватит?
- Я не переживаю в том плане, что я что-то потерял и перестал в чем-то ориентироваться, я не думаю, что все кардинально изменилось. Тенденции те же самые: сегодня в Украине борются две силы: та, которая  хочет видеть Украину в Украине и та, которая хочет видеть Украину в России. Вот и все. Все достаточно просто. Отсюда все намного проще выглядит, чем в цивильных условиях, где можно напустить тумана, что-то умное рассказать. Отсюда очень четко все видно. Для меня проблема лишь в том, что нет времени углубляться  во все эти хитросплетения, которые там происходят,  и зачастую информации просто нет. Но главное мне понятно - есть две силы. Остальное это нюансы и полутона, которые не есть сутью.
Запорожцам хочу пожелать, чтобы сохранили покой в нашем городе. Потому что мы здесь насмотрелись. И люди рассказывают, как им здесь живется в этих условиях уже сколько месяцев. Как там, кстати, родной город? - интересуется Володя.

- Нормально, - отвечаю я. В субботу, на Маяковского Сергей Кальцев проводил митинг под лозунгом «За мир».

- Мир это хорошо. Но запорожцы, которые служат вместе со мной, прекрасно знают кто такой Сергей Кальцев. Он может говорить про мир, что хочет, но это может повлиять только на его ближайшее окружение, все остальные, я надеюсь, прекрасно понимают, что на самом деле за этим стоит.
Я ни разу от него и таких, как он не услышал, что они желают Украине победы, сохранения территориальной целостности, что они против вмешательства России в наши внутренние дела, что они против аннексии Крыма. Я этого, к сожалению, от них ни разу не услышал. А слова «За мир», ну кто против мира, это такой беспроигрышный вариант выступать за мир. Гитлер в свое время тоже выступал за мир. И Чемберлен выступал за мир, мы же прекрасно помним 1939 год. Что там еще?

- Твой старый товарищ Александр Коваленко тоже решил пойти в ВР от «Оппозиционного блока», в котором он аж на 89-м месте в списке.

- А что это за блок?

- Это «ПРушный»  проект.

- Ну, я думаю, 0,9 % у них будет.

- Ты ему разве не желаешь победы?

- Я думаю, что это просто не его дело. Не знаю, почему Саша на это повелся, мне трудно ответить на этот вопрос.

- Желаешь ли ты Левану Шишинашвили должности директора ЗГТРК? (этот вопрос задала голова  Максима Щербины, показавшаяся из траншеи).

- Ну, если люди хотят что бы он  у них был директором, то пусть будет. Хотя насколько я знаю, там должен быть конкурс.

- В ОГА был конкурс, который выиграл Леван. Его поддержала Народная рада, сам Василий Душный одобрил его кандидатуру.

- По правде говоря, это достаточно смешные вещи, особенно глядя отсюда. Можно себя как угодно называть — дела какие? На что они повлияли  - стало лучше, хуже, что-то изменилось? Люди заседают, сами себя провозглашают и назначают. Ну, на здоровье, у них такое развлечение. У нас, кто тут был, другой выбор сделан, мы нигде не заседаем. Мы стоим в двух километрах от Енакиево. Вот и все.



- Вов, всех беспокоит, когда закончится война?

- Я думаю, что это только первая война, будет еще вторая — аналогичная этой, после, условно говоря, этой стабилизации. Пока ситуация не развяжется радикально, я здесь процитирую одного публициста: «только железо решит, где будет граница Украины». Вот железо решит и тогда уже будет видно.
Насколько я знаю, тема Крыма уже не поднимается, хотя много людей говорят, что не правильно с Крымом получилось.     Настроения ведь разные. Мы оторваны от этого процесса, он мало времени занимает в нашей сегодняшней жизни, но участники этих событий будут говорить еще свое слово. Я анализировал, здесь воюет весь срез общества.
В «Десне» (учебный полигон – Ред.) был парень, достаточно состоявшийся человек, так он еще пару недель руководил своей фирмой по телефону. Есть люди, у которых была бронь, но они уволились и приняли решение быть здесь. Есть те, у которых по двое, трое детей. Есть с нами парни, которым никто ничего никогда бы не прислал -  просто потому что некому. Мы делимся. Хорошо у меня есть такая возможность попросить из дома ту же лишнюю пару трусов. Масса людей, которые остались дома и не о чем не думают.



- Сегодня мы привезли вещи и продукты, которые собрали волонтеры. Насколько существенна их помощь?

- Волонтеры это вообще святые люди. Потому что, если бы не волонтеры и не та помощь что собирают люди по копейке, то у нас бы совсем было печально положение. Вот на мне в данный конкретный момент от государства только куртка и штаны, есть правда еще автомат и зенитная установка. «Британка», которую мне передали, осталась под Дебальцево, все забрать не могу. Волонтеров никак нельзя переоценить, можно посмотреть на то, что только вы привезли.
На личных контактах просим о помощи. У меня есть к кому обратиться. Здесь такая интересная вещь - есть три категории. От первой помощи ожидал и получил, от второй ожидал и не получил. И есть люди, от которых никогда не ожидал никакой помощи и получил. Очень быстро люди проявляют себя в своих настоящих качествах. Тот, кто мог помочь, но почему-то не помог, находят миллион всяких причин, почему он этого не сделал. А тот, у кого на первый взгляд нет такой возможности, делают фантастические вещи, которые не натянешь на голову. Например, человек, который далек от медицины, достал упаковку «Целокса».  Американское средство для остановки крови — стоит 1000 гривен и в магазинах нигде не продается на территории Украины. Вот где человек может взять упаковку «Целокса» сидя в Украине и не имея выхода на внешние рынки?! Но люди где-то его берут, где, я не знаю. Те, кто имеют возможность, и материальные ресурсы меньше себя проявляют, не все конечно. Иногда очень парадоксальные вещи происходят, если говорить про волонтерскую работу. Сам факт, что вы сюда приехали, он уже говорит о многом. Даже не то, что вы привезли, а то, что вы сюда добрались это уже фантастика, понимаешь! Потому что тут такая интересная война, вы можете повернуть за поворот, а там может быть кто угодно. И потому, как люди сюда приезжают, что привозят и какие заказы выполняют, не укладываются в голове. Где можно взять на завтра 8 кевларовых касок или хороший бронежилет? А люди привозят.
Кстати интересно было бы узнать, сколько сделано в Запорожье бронежилетов,  где они и сколько запорожцев воюет в запорожских бронежилетах. Где есть эта информация? Я боюсь, что она закончилась еще на тех пресс-конференциях, на которых я еще был.


На этом нас прервал торопливый Валерий Зотов:
- Дима заканчивайте, давай посидим нормально, нам нужно еще по свету отсюда выбираться, - он нехотя и нервно оторвался от созерцания красивого процесса – разлития возле блиндажа Колей Михайловым привезенной нами водки по крышкам от солдатского котелка.
Выбираться действительно нужно засветло, ведь наши и вражеские подразделения здесь расположены чуть ли не в шахматном порядке. Да и водку я еще из такой тары не пил.
Мы с Москаленко послушно засеменили к блиндажу.

Слушал Владимира Москаленко Дмитрий Смольенко.

Оставить свой комментарий: