Семен Семенченко: В этом кровавом сериале мы не доиграли и первой серии

logo
Семен Семенченко: В этом кровавом сериале мы не доиграли и первой серии - главная фотография

На этой неделе журналисты «Всей Власти» с коллегами из «Прав.Ды» побывали на востоке нашей страны, в зоне проведения АТО. Нам удалось побеседовать с командиром батальона «Донбасс» Семеном Семенченко. Его видение ситуации в стране и на востоке Украины в частности мы предлагаем вам, наш читатель.  


Беседа состоялась в расположении батальона. В тесную комнату вошел уставший молодой человек в военной форме, надел Балаклаву (прим. ред. - Семен перед фото и видеообъективами появляется только в маске (вязаная шапка, шлем)) и терпеливо стал отвечать на вопросы журналистов.
 

- Каково ваше мнение по поводу самолетов, которые были сбиты сегодня?  Может ли это повлечь дальнейшую эскалацию  (прим. ред. – разговор  состоялся,  в понедельник, 14 июля. Речь идет о сбитом украинском самолете АН 26)?


- Я думаю,  мы не можем знать, что это за собой повлечет, так как логика господина Путина нам непонятна. Что касается самолетов, которые были сбиты, видно, что с каждым днем ситуация накаляется. Я сейчас не исключаю, что может быть вторжение, поскольку это вторжение, скорее всего, будет под видом миротворческого контингента, и тут уже придется действовать в условиях войны.  Я не знаю,  к чему это приведет,  потому что логика Путина в Украине никому не понятна. Я думаю, она и ему самому не понятна. Могу сказать одно, что с каждым днем ситуация накаляется и та эйфория которая была в нашем обществе, что мы уже побеждаем, меняется на понимание того, что все это будет длиться очень долго.


 - Есть ли у вас совместный план с украинской армией или иными подразделениями по освобождению Донецка и других городов востока от сепаратистов?
- Мы сейчас стоим возле Горловки – это 40 км от Донецка.  И еще части нашего батальона  стоят с запада – это Курахово,  Марьинка,  Карловка.  Мы уже третий раз вместе с украинской армией наносим по Донецку удары с запада, но я, как местный житель, житель Донецка, не могу не констатировать тот факт, что мирному населению придется очень плохо, если война пойдет по самому Донецку. Потому что там сейчас работает и артиллерия украинской армии, и «Грады» сепаратистов наносят удары по жилым кварталам  Луганска и Донецка. Хотя сепаратисты хотят, чтобы местные жители были на их стороне, я с болью представляю, что жители этих городов сейчас испытывают. Для нас было бы проще, чтобы мы пошли чуть ли не со стрелковым оружием, потому что это для жителей городов было бы лучше. Есть совместные планы, но мы там играем вторую роль.  А вообще это все большая трагикомедия, потому что нужно было до такого не доводить – нужно было еще в марте справиться полицейской операцией, в апреле полицейской операцией, в мае можно было справиться спецназом. А сейчас уже видите… Это как с Гитлером  - то же самое. Я не верю что это случайность. Я видел, как это все развивается и думаю, что нас еще много сюрпризов ожидает.


 - Можно поподробнее о тех, на ком лежит ответственность за то, что все дошло да такой стадии развития конфликта на востоке страны?
- Понимаете, я не хочу играть в теорию заговора, и не хочу озвучивать вопросы, на которые я не могу повлиять, но у меня такое ощущение, что корни всего этого лежат в социально-политическом устройстве нашей страны, в борьбе кланов, и возникает вопрос: «А за что мы, по сути, воюем. Что с одной, что с другой стороны?».  Понятно, что мы воюем за Родину, но насколько действительно мы не являемся марионетками  - такие вопросы сейчас возникают все чаще. Многие вещи непонятны, нелогичны и ни мы, ни общество не в состоянии принять ответы на эти вопросы.  Мы солдаты, поэтому нам надо сражаться.


- То есть выходит, что солдат используют политики и олигархи для исполнения своих целей и задач?


-  Я не могу точно это утверждать.  У нас очень мало информации. Мы находимся на том уровне, на котором нам эта шахматная доска не видна.  Но скорее всего да, потому что очень многие решения с нашей точки зрения не логичны, а с точки зрения высших интересов они абсолютно понятны. Очень многие подразделения явно создаются с прицелом на будущее. Мы очевидно не то, что в последней серии этого кровавого сериала, мы еще в первой не доиграли. К сожалению.
- Кто бомбардировал Марьинку в Донецкой области?


- Сейчас там работает украинская армия. Она бьет не по жилым кварталам,  она бьет по укрепленным районам, из которых сепаратисты выселили жителей. Но дальше пойдет зона сплошной застройки и там уже может быть все это опасно.


 - Жилые здания, которые были разрушены в Марьинке  - их разрушила украинская армия?


- Я не знаю, о каких зданиях мы сейчас говорим. Я знаю, что мы сейчас работаем с обеих сторон. И в Луганске и в Донецке сепаратисты стреляют по жилым кварталам для того, чтобы спровоцировать жителей переходить в армию ДНР в порядке мести. Поэтому кто, какие кварталы конкретно разрушил. Я знаю, что армия стреляет по укрепрайонам, могут быть разные эксцессы, но это не жилые кварталы. Если дальше к Донецку пойдем, то там нужно или пехотой воевать или  разрушать уже дома. В Израиле есть такая система, когда жителей предупреждают, дается время, кто ушел, тот ушел. И это точечные удары. А у нас тут общевойсковая операция. Поэтому я с трудом себе представляю, как Донецк вообще брать будут.


- А какая точность оружия, которое используется для ударов по укрепрайонам?


 - Честно,  все зависит от корректировщика. До того как в Карловке не появились наши корректировщики, которые использовали беспилотники. Мы собирали деньги с людей, привлекали от населения пожертвования и купили несколько беспилотных самолетов, по 18-20- тысяч долларов. Только после этого, точность огня заметно выросла. Мы стали попадать туда-куда целились. А так, это очень тяжело. Нужны опытные корректировщики и специальное оборудование,  которого не хватает.


- Есть ли у  украинской армии беспилотные наводчики?


- Где то были, но массово не внедряются, они были рады, когда мы им предложили свою помощь.


 - В Марьинке сепаратисты говорили, что их там совсем немного, всего два блокпоста. Это правда?


 - Это не правда. Мы их снимали на видео с воздуха и смотрели что там очень большое скопление войск. Там чеченцы, там, в большом количестве находятся иностранные наемники. Ели бы там было всего 2 блокпоста, их за 5 минут разнесли давным-давно артиллерией.


 - У вас есть иностранные граждане в батальоне?



- У нас есть люди, которые не являются этническими украинцами. И они приняли украинское гражданство. У нас есть люди, которые являются по закону гражданами Украины.  Я этнический  русский, есть грузины. Есть бывший гражданин США, который обучался в Уэст-Пойнте и семь лет назад принял гражданство, принял присягу. Если вы имеете в виду наемников, то я вам отвечаю, что их нет. У нас зарплата составляет 1248 гривен, и мы ее еще ни разу не получали.


 - Знаете ли Вы, что в батальоне «Азов» есть иностранные граждане, которые называют себя ультраправыми. Причем западные ультраправые отличаются от ультраправых украинцев. Там ультраправые находятся где-то рядом с фашистами.  Как вы смотрите на эту ситуацию?


 - Я знаю в спецподразделении «Азов» несколько человек, видел их в жизни, не интересовался их политическими убеждениями. На вид это абсолютно нормальные и приличные люди. Я в жизни абсолютно ни разу ни за кого не голосовал. Жил вне государства, потому что мне не нравилось, как это все у нас устроено. Поэтому я выходил на Майдан и хотел, что бы мои дети жили лучшей жизнью. И если обозначать мои политические взгляды – я не знаю, кто я есть. Но точно не украинский националист, я русский и не могу быть украинским националистом.


 - Мы не пытаемся навесить какие-то ярлыки и не говорим, что они воюют за деньги, пусть они будут добровольцы. Скажите просто, что выдумаете о присутствии иностранных граждан в рядах организованных группировок, таких как «Азов»?


- Я думаю, что это не совсем, правда, так как много людей приезжают, и просятся вступить в Ряды бойцов. У нас было большое количество людей из Белоруссии и России. Мы подавали Президенту ходатайство, что бы им дали гражданство. И пока рассматривается ходатайства, мы не можем этих людей взять к себе. Поэтому я думаю, что вы встретили человека, который вам сказал что является бойцом Азова. На самом деле его нет в списках. Это батальон милиции и оружие выдается строго по спискам. Я  думаю, что кто-то выдал желаемое за действительное.


- Как они попадают к сепаратистам. Есть, например польская группировка, воюющая на стороне сепаратистов?


-Я не знаю, я не сепаратист.  Думаю, что через интернет нанимаются за деньги. Давайте я буду отвечать за себя. Я не имею отношение ни к политическим партиям, у меня четверо детей и хотел покинуть эту страну перед Майданом. Потому что я не верил, что в этой стране можно что-то изменить. Люди, которые вышли на Майдан дали мне возможность в это поверить и это попробовать. Я сейчас хочу, чтобы мои дети росли именно здесь. При этом я не националист, я русский, я житель Донецка.


- Вы сказали, что ваш батальон является инициатором использования беспилотного самолета в разведывательных целях. Скажите, Ваш опыт перенимают военные регулярной армии или других добровольческих подразделений?


- Просят помочь, чтобы бригада приехала и проверила что-то. Вот у нас несколько дней назад начали разведывать Горловку.  Выдвинулась группа боевиков из Горловки. Мы ее уничтожили. Под Карловкой с помощью беспилотников уничтожили 2 танка Т-72. К сожалению, нашим опытом, который помогает с помощью беспилотного разведывательного самолета избегать лишних жертв из числа мирного населения и элементарно  экономить боеприпасы не заинтересовался ни официальный Киев, ни министерство обороны. К сожалению, ничего не делается.


 - Как Вы объясните большие потери в регулярной армии и не такие большие в добровольческих формированиях. Например, в бою под Волновахой понесла потери 51-я  бригада и 54-я под Луганском?


 - Просто пропорционально, количество воюющих солдат в регулярной армии больше чем в добровольческих подразделениях. Дело просто в процентах.


 - В чем, по-вашему, состоит стратегическая ценность для боевиков такого объекта, как Карловка?


- Там, находятся стратегические объекты как водохранилище, мост через него. Это такой опорный узловой пункт.


-  В Запорожской области подорвали железнодорожный Ореховский мост, через который направлялись в Мариуполь из Бердянска для боевых операций батальон. Скажите относительно вашего батальона, были попытки саботажа со стороны сепаратистов? Могут ли вам помешать сепаратисты передвигаться для выполнения боевых задач?


- Нам? Могут. При нашем бардаке, то, что мы еще живы,  это еще раз является доказательством бытия Божия.  Я  вам могу стратегический секрет открыть. В части, где располагался наш батальон,  не было одной боковой стены – лес был вместо нее. Но к счастью у Россиян точно такой же бардак.


-  Вы упомянули, что война может продолжаться достаточно долго. Сколько времени Украина может находиться в состоянии войны, и какую еще цену предстоит заплатить украинцам за свою независимость?


- Когда я в мае и июне отвечал на подобные вопросы, я исходил из той ситуации, которая была тогда. Тогда мне казалось, что это произойдет до конца года. Этого времени хватило бы при наличии политической воли для создания нормальной армии и полиции. Сейчас обстоятельства полностью изменились.  Очевидно, Путин начал серьезно попадать под влияние других группировок. Какую они стратегию выбрали, я не знаю. Это может быть, как и вторжение, так и просто создание зоны нестабильности. Но я хочу сказать, что победой не будет являться та точка, когда будут стоять везде украинские флаги. Нам нужно создать новое государство, нормальную страну, в  которой будут  жить свободно и независимо от национальности граждане Украины.  А это очень сложно, потому что коррупция, воровство, предательство нас разъедает очень сильно. И, именно это является причиной того что здесь происходит. Ведь это не просто Россия сюда пришла, это внутренняя наша беда, а Россия подключилась чуть позже. Она бросила зерна войны в очень «плодородную» почву.


 - Когда это произойдет, чем Вы будете заниматься?


- Я честно не знаю. Скажу откровенно, думал и политикой заниматься и профессиональную армию создавать. Но чем с этим больше сталкиваешься, тем больше становится противно. Там столько грязи. Может, будет желание просто счастливо жить со своей семьей. Не будем заглядывать так далеко. Все очень быстро меняется. Нам, прежде всего, нужно освободить свою землю и наладить на ней нормальную жизнь.


 - Появилась ли у Президента какая-то стратегия с тех пор, как было принято решение остановить перемирие. В правильном ли направлении идет его политика?


 - Мне кажется что да. Единственно хочу сказать, что он у нас абсолютно не всесилен. Ему точно так же как и другим до него досталась большая  неповоротливая государственная машина. И не всегда его приказы выполняются и не всегда его поддерживают. Очень много и саботажа, много внутреннего сопротивления системы.  Но, в общем, его вектор правильный. Но у нас очень большие проблемы именно с коррупцией и экономикой. Сейчас все заняты войной. Но потом придется все эти проблемы «разгребать».


- Вам, как жителю Донецка, почему кажется, что здесь за годы независимости была создана благодатная почва, в которую посеяли семя сепаратизма и так быстро взошли такие плоды?


- Потому что большинство людей здесь жили бесправно угнетенно, очень бедно, полностью завися от своего начальства – привыкнув делать то, что говорит начальство. И после победы Майдана было три месяца, когда здесь не было Украины совершенно.  На полную катушку включились процессы оболванивания людей. Им рассказывали жуткие сказки про бандеровцев. По сути, им объяснили,  кто виноват в их отвратительной жизни. Заменив тех, кто их обворовывал на бандеровцев, на мифический «Правый сектор» и центральные власти. Я помню время, когда сбежал, эта гнида Янукович и ездили по городу машины-громкоговорители с призывами: «Вставайте люди за Януковича, за Россию», и люди смеялись. Но постепенно людей обрабатывали, и сейчас требуется сделать все наоборот. Сначала требуется очистить властные структуры Донецкой области от этих негодяев. Потому что люди их боятся.


- Сейчас многие говорят, что Донбасс не слышат. Причем говорят те, кто был при власти и его не слышал. Что должна сделать власть сегодня, что бы Донбасс услышать?


- Донбасс, по сути, правил Украиной (Янукович со своей бандой), но Янукович это не Донбасс, его место жительства не имеет отношения к нему. Этот негодяй, мог родиться в любом другом месте и в любой другой стране.  Так вот эта криминально-олигархическая группировка, которая угнетала Донбасс, как и всех остальных не имела права говорить от имени Донбасса тогда и осколки этой группировки не имеют права говорить от имени Донбасса сегодня.


А услышать Донбасс для новой власти сегодня, значит очистить власть области от негодяев, для того чтобы у жителей региона возникло доверие к власти.


- Сегодня Ангела Меркель сказала, что киевским чиновникам необходимо садиться за стол переговоров с сепаратистами?


- Я думаю, что Меркель должна заниматься Германией и не думаю, что она имеет какое-то отношение к Украине. Мне все равно, что сказала Меркель абсолютно. У меня возникает вопрос к госпоже Меркель, я понимаю, что Украина ее не интересует и она политик Германии, но вела бы она в Германии переговоры с террористами?  Я думаю, что нет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить свой комментарий: